Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Интервью в номер

Интервью в номер
14 Ноября 14:11
 interview_Razumovskyi.jpg

Разумовский Александр Юрьевич

член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, главный детский хирург Центрального федерального округа РФ, главный детский хирург Департамента здравоохранения города Москвы (ДЗМ), заведующий отделением торакальной хирургии и хирургической гастроэнтерологии ГБУЗ «Детская городская клиническая больница № 13 имени Н. Ф. Филатова ДЗМ», заведующий кафедрой детской хирургии ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н. И. Пирогова» Минздрава России.
Президент Российской ассоциации детских хирургов, член правления Общества эндоскопических хирургов России, Российского общества хирургов-гастроэнтерологов и Московского общества хирургов, член Российской ассоциации гепатобилиарных хирургов и Европейской ассоциации детских хирургов.
Автор более 500 научных работ и 25 монографий по хирургии. Под руководством А. Ю. Разумовского защищены 10 докторских и 22 кандидатских диссертации.
Заслуженный врач РФ, лауреат премии правительства РФ, дважды лауреат премии им. С. Д. Терновского РАМН, четырежды лауреат премии «Призвание», «Лучший детский хирург» в конкурсе «Лучший врач года 2011».

«Хирург — это образ жизни»

— Глубокоуважаемый Александр Юрьевич, почему сферой своей профессиональной деятельности Вы выбрали медицину и именно детскую хирургию? 
— Я не из династии врачей. Моей маме очень хотелось, чтобы я стал доктором, и ей удалось меня уговорить поступить на педиатрический факультет Медицинского института им. Н. И. Пирогова. На втором курсе я стал работать медбратом в отделении реанимации НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского. Вот тогда пришло понимание того, что такое настоящая, сложная медицина, и я понастоящему увлекся ей.
Я хотел стать «взрослым» хирургом. Кстати, и мои преподаватели заметили во мне способность к хирургии. Я начал посещать научный кружок при Городской клинической больнице имени Д. Д. Плетнёва, где работал замечательный российский хирург,профессор Андрей Владимирович Гуляев. В то время нельзя было перевестись с педиатрического факультета на лечебный, поэтому я стал работать на кафедре, которой руководил выдающийся детский хирург, академик АМН СССР Юрий Фёдорович Исаков. Под его руководством был внесен значительный вклад в развитие детской хирургии в стране, в том числе и эндоскопической. Благодаря школе Ю. Ф. Исакова и его учеников сегодня я занимаюсь диагностической и оперативной лапаро­ и торакоскопией, кроме выполнения большого количества «открытых» операций.

— Какими достижениями может гордиться отделение торакальной хирургии в Филатовской больнице?
— Наша больница не входит в число федеральных учреждений с государственной программой по оздоровлению населения всей страны. Тем не менее мы принимаем больных детей из любых регионов и из­за рубежа. В 2016 году только в нашем отделении были проведены 2822 весьма сложные операции, из них 60 пластик пищевода. Это впечатляющие цифры.
В свое время наш учитель, академик РАМН Эдуард Александрович Степанов внедрил в практику различные варианты пластики пищевода. Мы разработали свою технику, кприменение которой впоследствии позволяет прооперированным детям ничем не отличаться от здоровых. За разработку и внедрение в практику здравоохранения реконструктивной и пластической хирургии пищевода у детей Э. А. Степанов с учениками удостоен в 2000 году Премии Правительства Российской Федерации.

— Кому проводят пластику пищевода и каковы ее особенности?
— Два самых частых показания для пластики пищевода — атрезия пищевода у новорожденных и ожоги у детей более старшего возраста. При атрезии операцию производят в течение первого года  после рождения. Пластическим материалом чаще всего служит участок толстой кишки самого ребенка. Наша основная задача — полностью вернуть маленького пациента к полноценной жизни.
Специалисты нашей больницы одними из первых стали выполнять пластику пищевода детям путем эндоскопического доступа. Сейчас такая операция уже не уникальна, но несколько лет назад это было чудом! Хотя и в настоящее время далеко не каждый хирург способен проводить такие вмешательства.

— Какие еще инновационные эндоскопические методы детской хирургии, разработанные на кафедре, возглавляемой Вами, внедрены в Филатовской больнице?
— Мне досталась в наследство удивительная кафедра, моя задача — не только сохранить ее традиции, но и приумножить научные достижения. Академик Пётр Леонидович Капица сказал: «Хороший научный руководитель — это такой руководитель, который не мешает человеку работать. Он должен не мешать и не помогать. Помочь ученому нельзя. Если он не умеет работать, ничто не поможет. Нужно подбадривать и не мешать». Вот это высказывание я и взял за принцип работы. Достижения кафедры подтверждают это высказывание: 200 выступлений на различных конгрессах, из них 24 — за рубежом, 40 научных статей только за один 2016 год.
У нас есть свои собственные инновационные разработки во всех отраслях хирургии: в абдоминальной, хирургии новорожденных, ортопедии, травматологии, урологии.
В 2014 году специалисты Филатовской больницы одними из первых в мире начали проводить уникальные операции на дыхательных путях с экстракорпоральной мембранной оксигенацией, за что коллективу разработчиков была присуждена премия «Призвание» — «Специальная премия Первого канала». Сейчас такие операции стали рутинными. 
В чем уникальность метода? Например, детям с пороками трахеи нужно выполнить ее реконструкцию. Нет необходимости объяснять, насколько важно обеспечение во время оперативного вмешательства адекватной вентиляции легких. У детей не приемлемы однолегочная вентиляция или апноэ; один из вариантов — искусственное кровообращение, как в кардиохирургии. Мы же стали использовать более технологический и сложный вариант, но для ребенка более удобный — методику обработки крови, при которой ее перфузируют с помощью мембранного оксигенатора, где происходит газообмен, а затем возвращают пациенту.
Крайне тяжелая группа новорожденных — те, кому необходимо протезирование при диафрагмальных грыжах. Мы разработали и внедрили эндоскопическую технологию — торакоэндоскопическую пластику диафрагмы, стали первыми в мире использовать синтетические «заплаты» — замещение диафрагмы при ее протяженном недоразвитии биологически инертным синтетическим материалом. Использование синтетических протезов («заплат») существенно уменьшает количество повторных вмешательств. Это очень сложная операция. Данная методика нами запатентована.
Раньше новорожденные с такой врожденной патологией, как гастрошизис, умирали, сейчас благодаря проведенной операции они выживают и через короткий промежуток времени забывают о болезни.
Детям с дуодеальной непроходимостью, пилорастенозом, пороками развития толстой кишки сегодня проводят хирургические вмешательства эндоскопическим путем, разработанным и внедренным врачами Филатовской больницы.
Хочу заметить, что одинаковых ситуаций в хирургии нет: у каждого ребенка болезнь протекает по­своему, и подходы к лечению всегда разные. И слово «уникальный» в хирургии неприемлемо, каждый раз сталкиваемся с необычными случаями.

— В каких учреждениях помимо Вашей клиники разрабатывают и применяют инновационные технологии в детской хирургии?
— Во многих городах нашей страны. Могу выделить два. В Санкт­Петербургском государственном педиатрическом медицинском университете, в котором сохраняются традиции нашего учителя — члена­корреспондента РАМН Гирея Алиевича Баирова.
В Иркутске сейчас доступны операции высочайшего уровня сложности. Такого уровня удалось достичь благодаря высокому профессионализму врачей, самой современной технике и слаженности работы специалистов.

— Что бы Вы посоветовали коллегам­детским хирургам как председатель Российской ассоциации детских хирургов, главный детский хирург Центрального федерального округа РФ?
— Прежде чем идти в эту специальность, необходимо все хорошо продумать. Став хирургом, человек обрекает себя на очень сложную жизнь. Без огромного каждодневного труда ничего не получится. Если студенты хотят чему­то научиться, они должны практически жить в больнице. Хирурги в Филатовской больнице делают более 300 операций в неделю. Если врач пришел, записал историю болезни и ушел, он не станет профессионалом. Хирург — это образ жизни. Многие не выдерживают. Становятся хирургами с известным именем единицы. Это люди, которые действительно облечены доверием, на которых в чрезвычайных ситуациях можно положиться. Именно их с благодарностью и бесконечным уважением называют учителями.

— У Вас как у человека, отдающего все свое время любимому делу, есть ли время для хобби?
— Чтобы выдерживать колоссальные нагрузки на работе, мне нужно сохранять хорошую физическую форму. И у меня есть несколько способов для ее достижения. Первый — путешествия. Я очень много езжу по стране и за рубеж, чуть ли не каждый месяц. Эти поездки связаны с моей практической деятельностью. Я называю это научным туризмом: приезжаешь, участвуешь в конференции, оперируешь, а потом гуляешь. Второй способ — длительные конные прогулки, я давно ими занимаюсь. Ну и третий — фитнесс­тренировки с «персональным тренером»: моей большой красивой собакой породы «американская акита». Пешие прогулки с ней плюс хождение на работе составляют в среднем около 12 км в день.

Специально для «Доктор.Ру» Елисова О. В.

Интервью в номер
14 Ноября 14:11

Новости

Партнеры