Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Интервью в номер

Интервью в номер
2 Февраля 09:49

«Вся моя врачебная деятельность связана с Томском»


interview.jpg 
Евтушенко Ирина Дмитриевна

Доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии ГБОУ ВПО «Сибирский государственный медицинский университет» Минздрава России, с 2015 года — главный врач ОГАУЗ «Томский областной перинатальный центр», врач высшей категории. Заместитель председателя Думы города Томска. Автор 414 научных статей, шести монографий, 16 учебно-методических пособий, двух медицинских технологий, обладатель 31 патента. Председатель Томского регионального отделения и член правления Всероссийского общества акушеров-гинекологов.
Ирина Дмитриевна является членом редакционной коллегии журналов «Бюллетень сибирской медицины», «Репродуктивное здоровье детей и подростков», «Климактерий женщин», StatusPraesens. Под ее руководством подготовлены девять докторов медицинских наук, 26 кандидатов медицинских наук


— Уважаемая Ирина Дмитриевна, Вы в 1980 году окончили Томский медицинский институт. Что повлияло на Ваш выбор профессии? И почему Вы решили стать именно акушером-гинекологом?
— Я хотела стать юристом, зачитывалась приключенческой литературой, детективами… Но несколько фраз моего отца все изменили. Папа — не медик, предпоследний ребенок в семье, в которой в послевоенное время только последний сын получил высшее образование, — знал меня лучше, чем я сама себя. Когда я училась в десятом классе, он как-то сказал: «Ира, мне кажется, из тебя выйдет очень хороший врач. Ты так хорошо относишься к людям».
Я послушалась его. Планировала поступать в Киевский медицинский институт, но все мои одноклассники поехали в Томск, в студенческий город, — и я с ними. С тех пор моя врачебная деятельность связана с Томском.
Почему решила стать акушером-гинекологом? Все просто. На третьем курсе мы уже могли работать в медицинских учреждениях. Томский медицинский институт имел свои клиники. И единственным местом, где я могла устроиться работать санитаркой, была акушерская клиника. Тогда впервые увидела процесс родов, стало интересно. После четвертого курса, когда начали изучать акушерство, у меня уже не было сомнений, что я выберу именно это направление, хотя мне нравились и офтальмология, и неврология. 

— Кому из педагогов или наставников Вы особенно благодарны? 
— У меня были очень хорошие учителя — наверное, это две трети моего жизненного успеха. Наш декан лечебного факультета Александр Васильевич Лирман подсказал: «Акушер-гинеколог — очень интересная профессия, если она тебе нравится, иди в нее. Процесс беременности, родов... Ты сразу увидишь плоды своего труда, что все получилось…» Академик Евгений Данилович Гольдберг — потрясающий организатор, ученый — научил меня, как организовывать научные исследования, как их проводить, как писать статьи... Он был чрезвычайно строг, но всегда очень помогал, был внимательным. Особенно ценной была его поддержка при защите диссертаций, защита — это всегда стресс для молодого ученого. Если Евгений Данилович мне второй отец, то вторая мама — член-корреспондент РАН, профессор Анна Алексеевна Радионченко. Она очень много сделала для становления акушерства и гинекологии в Сибири, у нее множество учеников. 

Я всю жизнь занимаюсь акушерством и гинекологией, но с патофизиологическим уклоном. Это крайне интересно — исследовать механизм действия тех или иных явлений, и важно добраться, хоть частично, до сути. Меня поразили лекции и семинары Анны Алексеевны — яркие, красочные. Используя ее методику, я очень просто доношу сложные моменты до студентов. Она привила мне любовь к акушерству, к клиническим исследованиям. Научила оперировать. Представляете, расписано: оперирует профессор Радионченко А. А., ассистирует ординатор Евтушенко И. Д. Но Анна Алексеевна говорила: «Оперируй», — а сама ассистировала.
Когда я уже стала молодым профессором, заведующей кафедрой, мне посчастливилось познакомиться с Виктором Евсеевичем Радзинским. Виктор Евсеевич помог в моем становлении как специалиста и в переосмыслении ряда положений в акушерстве и гинекологии с точки зрения доказательной медицины. Ему можно позвонить в любое время по поводу тяжелых пациенток — и он всегда поможет. Это дорогого стоит. Не у каждого были такие учителя!

— Вы заведуете кафедрой акушерства и гинекологии. Научные и практические интересы Вашего коллектива разнообразны. Какие его достижения Вам особенно дороги?  
— У нашей кафедры хороший потенциал. Научные работы по вопросам изучения причин и патогенеза кист, лечения и реабилитации женщин с кистами яичников ведутся совместно с другими кафедрами и учреждениями, в том числе в тесном сотрудничестве с коллективом кафедры гистологии и патологической физиологии. Совместно с сотрудниками Томского научно-исследовательского института медицинской генетики мы вплотную подошли к ответам на вопросы, связанные с эндометриозом: почему у одних женщин с этим заболеванием нет проблем с репродукцией, у других наблюдается бесплодие, а у третьих нет эффекта, несмотря на лечение? у каких женщин с эндометриозом возможно естественное зачатие, а каким надо предлагать вспомогательные репродуктивные технологии? почему развиваются рецидивы? Скоро защита докторской диссертации моего ученика по данной теме, уверена, ее результаты позволят ответить на какие-то вопросы. 

Важное направление — лечение бесплодия. За последний год мы внедрили фертилоскопию (не делая разреза и даже прокола на теле женщины, через задний свод влагалища врач вводит прибор и определяет проходимость маточных труб при бесплодии). У нас используются различные методы лечения — консервативные, хирургические, включая современные эндоскопические операции, — проводится реабилитация (физиолечение, грязелечение).
Клиническая база кафедры — областной перинатальный центр, оснащенный современным оборудованием, что позволяет качественно проводить исследования и использовать новые методы лечения.

— Вы стояли у истоков создания Томского областного перинатального центра. Какие инновационные технологии в нем внедрены? 
— За три года работы, со дня организации перинатального центра, выработана логистика, сформирована маршрутизация беременных с высокой степенью риска по всей Томской области. Создан механизм, который позволяет в считаные часы оказать высококвалифицированную помощь женщинам из дальних селений при возникновении осложнений беременности, родов. Беременные высокой степени риска должны рожать в перинатальном центре. При преждевременных родах нужно успеть доставить пациентку на машине или вертолете, чтобы ее ребенок с низкой и, особенно, с экстремально низкой массой тела был рожден в перинатальном центре. Женщин, в анамнезе у которых есть преждевременные роды, госпитализируем заранее. Сейчас в Томской области наводнение, в связи с этим, конечно, мы вывозим пациенток в перинатальный центр заранее. 

Большим достижением стало внедрение внутриутробной хирургии: лазерной коагуляции патологических сосудов, сосудистых анастомозов в монохориальной плаценте. Появились первые результаты, когда удалось сохранить не только реципиентов, но и доноров. Еще один инновационный метод, который мы внедрили совместно с учеными Йельского университета (США), — внутриутробное переливание крови.
Проблема резус-конфликтной беременности остается актуальной, несмотря на введение антирезусного гамма-глобулина после родов. Мы увидели, что титр антител в крови не является маркером резус-конфликта. А вот скорость кровотока в мозговой артерии плода при доплерометрии более информативна. Внутриутробное переливание крови ребенку помогает продлить беременность и произвести родоразрешение в более комфортные для плода сроки. У нас уже было 12 случаев удачного завершения беременности после внутриутробного переливания крови.
Случай из практики: женщина тридцати лет, кровь резус-отрицательная. Во время первой беременности попала в ДТП, беременность прервалась, женщине переливали кровь, и никто ей не сказал о необходимости введения антирезусного гамма-глобулина. Вторая беременность на фоне лечения травмы позвоночника прервалась, третья и четвертая беременности закончились гибелью плода. Она была первой, кому мы провели внутриутробное переливание. Беременность сохранили, родилась девочка, ей уже два с половиной года, развивается нормально. Каково было наше удивление, когда эта женщина пришла через полгода и сказала: «Я к вам на внутриутробное переливание». Процедуру провели пять раз, благополучно родоразрешили в 30 недель. Растет сын.
В нашем центре применяются пункционные методы лечения (амниоредукция) при многоводии и многоплодной беременности, неонатальная хирургия, в том числе при врожденных пороках развития. Мы стараемся использовать органосохраняющие хирургические методики. В будущем планируем внедрить фетальную кардиохирургию.
При бесплодии реализуем программы ЭКО, культивирование и перенос эмбриона в полость матки, в частности интрацитоплазматическое введение сперматозоида, открыли криохранилище.

— Каковы показатели материнской и перинатальной смертности в Томской области? Имеется ли тенденция к их снижению? Что нового в ведении женщин высокого акушерского и перинатального риска? 
— В 2014 году материнская смертность составила 27,3 на 100 тысяч живорожденных, перинатальная смертность — 5,3 промилле, младенческая — 4,95. По сравнению с 2013 годом перинатальная смертность снизилась на 35 процентов, младенческая — на 31 процент. 

Основной причиной материнской смерти остаются экстрагенитальные заболевания, в последние годы не было ни одного случая смерти от акушерской патологии. В Департаменте здравоохранения Томской области работает хорошая команда во главе с начальником департамента Александром Владимировичем Холоповым. Впервые выстроена система оказания помощи беременным по степеням риска, по нозологиям.

— Какие технологии Вы считаете наиболее значимыми для современного акушерства?
— Есть технологии простые, но эффективные. Хочу начать с клининга — сложного процесса, который предполагает комплексные меры по наведению чистоты в учреждении. Это оптимизация работы младшего медицинского персонала по уборке помещений. У нас нет такого, чтобы санитарочка пришла, помыла час и села пить чай в ожидании окончания работы. У нее определенное число квадратных метров, определенное количество моющих средств для уборки разных помещений.
Следующий важный метод — инфекционный контроль. Казалось бы, зайти в отделение и вымыть руки — что может быть проще? У нас везде видеокамеры, позволяющие проконтролировать соблюдение этого принципа. А в итоге количество различных инфекций снизилось практически до нуля.
Благодаря мастер-классам, видеоконференциям в Томске внедрены в практику программа «Дыхание ребенка» (оказание первой помощи при гипоксии разной степени, для которого не требуется дорогостоящего оборудования); «Клиника доброжелательного отношения к ребенку» (гуманные роды, отдельные родзалы, присутствие мужа на родах, музыка); соблюдение принципов грудного вскармливания (очень важно, чтобы ребенок получил первые две-три капли молозива). Опыт передается врачам, акушеркам, неонатологам, медсестрам отдаленных районов Томской области. С 2014 года в нашем перинатальном центре функционирует симуляционный центр. Все сотрудники прошли в нем обучение.
Мы разбираем с профессорами Йельского университета серьезные случаи, выслушиваем их предложения. Это своего рода независимый аудит, который помогает нам взглянуть на свою работу по-другому.

— Квалификация врачей нередко вызывает нарекания. В чем Вы видите проблемы в подготовке медицинских кадров? 
— Во-первых, наши студенты мало общаются с пациентами в период обучения, что частично связано с законом о пациенте. Во-вторых, у них мало самостоятельности в обучении. Даже если такая самостоятельность предоставляется, они предпочитают использовать ее для отдыха, чего не скажешь о зарубежных студентах, у которых высокая мотивация. 

Очень важно наличие хорошей клинической базы. Конечно, время идет, меняются программы и методы обучения: внедрены визуализация (демонстрация видеоматериалов), отработка методик на роботизированных манекенах в симуляционных центрах, интерактивные семинары... Надеюсь, реформы в обучении позволят подготовить врачей хорошего уровня.

— Ваша медицинская и общественная деятельность требует много времени. Остается ли досуг для любимых занятий? 
— Команда единомышленников, хорошо организованная работа коллектива позволяют выделить время для посещений бассейна, занятий на тренажере, отдыха на природе. 


— Что бы Вы хотели пожелать молодым специалистам, начинающим свой долгий путь в медицине? 
— Обязательно выучить иностранный язык, один как минимум. В любом возрасте учиться. Уметь работать в команде. И тогда все получится! 


Специально для «Доктор.Ру» Елисова О. В.


Интервью в номер
2 Февраля 09:49

Партнеры