Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Новый маркер воспаления YKL-­40 у больных сахарным диабетом 2 типа и сердечно­-сосудистыми заболеваниями

Библиографическая ссылка: Чуракова Е. И., Шубина А.Т., Болотина М.Г., Масенко В.П., Карпов Ю.А. Новый маркер воспаления YKL-­40 у больных сахарным диабетом 2 типа и сердечно­-сосудистыми заболеваниями // Доктор.Ру. 2017. № 5 (134). С. 8–13.
Новый маркер воспаления YKL-­40 у больных сахарным диабетом 2 типа и сердечно­-сосудистыми заболеваниями
20 Мая 12:13

Цель исследования: изучить уровень YKL-­40 у больных сердечно-­сосудистыми заболеваниями (ССЗ) с сахарным диабетом (СД) 2 типа и без него.

Материалы и методы. В исследование включили 83 пациентов в возрасте 40–80 лет с артериальной гипертензией (АГ) и/или стабильной ишемической болезнью сердца (ИБС): 60 с СД 2 типа и 23 без СД и нарушения толерантности к глюкозе. У всех участников эксперимента определяли концентрации гликированного гемоглобина (HbA1c), YKL-­40, креатинина, рассчитывали скорость клубочковой фильтрации (СКФ).

Результаты. Группы больных были сопоставимы по возрасту и СКФ. Уровень HbA1c был статистически значимо выше в группе пациентов с СД 2 типа, в группе контроля у 13 (56,5%) пациентов содержание HbA1c превышало 5,7% (пороговое значение предиабета). По уровню YKL­-40 группы статистически значимо не отличались. В группе больных СД 2 типа концентрация YKL­-40 ассоциировалась с возрастом (r = 0,49; p < 0,001), продолжительностью СД 2 типа (r = 0,36; p = 0,006) и снижением СКФ (r = –0,42; p < 0,001).

Заключение. Не обнаружено различий по уровню YKL­-40 между больными ССЗ с СД 2 типа и без него. У больных СД 2 типа и ССЗ уровень YKL-­40 ассоциируется с продолжительностью СД, возрастом, показателем СКФ и может отражать развитие диабетической нефропатии. Нарушения функции почек (микроальбуминурия, снижение СКФ) являются общепризнанными предикторами сердечно-­сосудистых осложнений, следовательно, прогностическая значимость уровня YKL-­40 может быть обусловлена его связью с функциональным состоянием почек.

Чуракова Елена Игоревна — аспирант отдела ангиологии Института клинической кардиологии ФГБУ РКНПК Минздрава России. 121552, г. Москва, 3­я Черепковская ул., д. 15а. E­mail: lenokmma@mail.ru

Шубина Анна Тимофеевна — к. м. н., научный сотрудник отдела ангиологии Института клинической кардиологии ФГБУ РКНПК Минздрава России. 121552, г. Москва, 3­я Черепковская ул., д. 15а. E­mail: s_anna@list.ru

Болотина Марина Григорьевна — к. м. н., врач-­эндокринолог Института клинической кардиологии ФГБУ РКНПК Минздрава России. 121552, г. Москва, 3­я Черепковская ул., д. 15а. E­mail: lenokmma@mail.ru

Масенко Валерий Павлович — д. м. н., профессор, руководитель отдела нейрогуморальных и иммунологических исследований Института клинической кардиологии ФГБУ РКНПК Минздрава России. 121552, г. Москва, 3­я Черепковская ул., д. 15а. E­mail: lenokmma@mail.ru

Карпов Юрий Александрович — д. м. н., профессор, руководитель отдела ангиологии Института клинической кардиологии РКНПК Минздрава России. 121552, г. Москва, 3­я Черепковская ул., д. 15а. E­mail: yuri_karpov@inbox.ru

С высоким риском развития сердечно-­сосудистых заболеваний (ССЗ), связанных с атеросклерозом, ассоциирован СД 2 типа [1]. Наряду с нарушениями липидного обмена, важную роль в развитии атеросклероза и его осложнений играют процессы воспаления [2, 3]. В последние годы активно изучают значение нового маркера воспаления YKL-­40, также известного как хрящевой гликопротеин 39 [4, 5]. Выявлено повышение уровня YKL­-40 у больных атеросклерозом коронарных, сонных артерий, СД 1 и 2 типов [6–11]. Концентрация YKL­-40 в сыворотке крови ассоциирована с сердечно-­сосудистой смертностью и смертностью от всех причин среди больных ИБС, СД 2 типа и в общей популяции [4, 12, 13].

Цель исследования: изучить уровень YKL­-40 у больных ССЗ с СД 2 типа и без него.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В исследование были включены пациенты в возрасте 40–80 лет с АГ и/или стабильной ИБС, находившиеся на стационарном лечении в Институте клинической кардиологии Российского кардиологического научно­-производственного комплекса МЗ РФ. Диагноз АГ устанавливали при АД не менее 140/90 мм рт. ст. либо при приеме пациентом гипотензивных препаратов по поводу ранее диагностированной АГ [14]. Диагноз ИБС был установлен на основании рекомендаций по диагностике и лечению хронической ИБС [15]. В группу СД 2 типа (n = 60) включали пациентов, которым этот диагноз был поставлен согласно критериям ВОЗ (1999), либо получающих сахароснижающую терапию по поводу ранее диагностированного СД 2 типа [16]. Группу контроля (n = 23) составили больные ССЗ без нарушения толерантности к глюкозе и СД по результатам перорального глюкозотолерантного теста.
В исследование не включали пациентов с:

  • сердечно-­сосудистыми осложнениями в течение предшествующих 3 месяцев (нестабильной стенокардией, инфарктом миокарда (ИМ), нарушением мозгового кровообращения);
  • застойной недостаточностью кровообращения или снижением фракции выброса ЛЖ до 40% и менее;
  • постоянной формой мерцательной аритмии;
  • нарушением функции печени (повышением активности АСТ или АЛТ в 2 раза и более по сравнению с нормой);
  • хронической болезнью почек более 2­й стадии;
  • острыми воспалительными заболеваниями в течение предшествующих 2 месяцев;
  • системными заболеваниями соединительной ткани;
  • уровнем высокочувствительного СРБ (вчСРБ) > 10,0 мг/л;
  • онкологическими заболеваниями в анамнезе.

Всем пациентам проводили физикальное обследование, включая измерение АД по методу Короткова и определение антропометрических данных (роста, массы тела, ИМТ). Отбирали образцы венозной крови (натощак) для биохимического исследования, определения уровней YKL­40, гликированного гемоглобина (HbA1c); утренней порции мочи — для оценки микроальбуминурии. Пациентам группы контроля (без СД в анамнезе и с уровнем глюкозы в плазме венозной крови натощак менее 7,0 ммоль/л) проводили пероральный тест толерантности к глюкозе (с приемом внутрь нагрузочной дозы 75 г безводной глюкозы, растворенной в 250 мл воды) для исключения нарушенной толерантности к глюкозе.

Лабораторные исследования
Биохимический анализ крови с определением показателей липидного спектра сыворотки крови (концентрации общего холестерина, холестерина ЛПНП, холестерина ЛПВП, триглицеридов), уровней глюкозы, креатинина, вчСРБ выполняли с помощью тест­наборов фирмы Abbott (США) на анализаторе ARCHITECT С-­8000 Abbott Diagnostics (США). Скорость клубочковой фильтрации (СКФ) рассчитывали по формуле CKD-­EPI (Chronic Kidney Disease Epidemiology Collaboration Formula) [17]. Уровень HbA1c в цельной крови (ЭДТА) определяли методом иммунотурбодиметрии на анализаторе ARCHITECT с8000 Abbott Diagnostics (США). Для оценки микроальбуминурии измеряли соотношение концентраций альбумина и креатинина в разовой утренней порции мочи. Содержание альбумина в разовой утренней порции мочи оценивали с помощью тест­-наборов фирмы Roche (Франция) на анализаторе Hitachi 912 Roche (Франция). Уровень креатинина в моче определяли с помощью тест­-наборов фирмы Instrumentation Laboratory (США) на анализаторе iLAB 650 (США).
Образцы крови для оценки содержания YKL-­40 центрифугировали при температуре +4 °С со скоростью 3000 оборотов в минуту, полученную сыворотку крови замораживали и хранили при температуре –70 °С до момента определения. Концентрацию YKL-­40 измеряли методом ИФА с помощью наборов MicroVueTM YKL­40 EIA Summary (QUIDEL, США).

Статистический анализ
Статистическую обработку данных проводили в программе Statistica 10.0. Количественные показатели представлены в виде медианы с интерквартильным размахом (25­-й; 75­-й процентили). Межгрупповые различия анализировали по количественным признакам с помощью U­критерия Манна — Уитни. Для оценки межгрупповых различий по качественным признакам применяли точный критерий Фишера. Корреляционный анализ показателей проводили с помощью метода ранговой корреляции Спирмена. Различия считали статистически значимыми при р < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Клиническая характеристика пациентов обеих групп представлена в таблице 1. Группы были сопоставимы по возрасту, полу, перенесенным ранее сердечно­сосудистым осложнениям (ИМ, нарушению мозгового кровообращения), вмешательствам по реваскуляризации миокарда в анамнезе. Медиана продолжительности заболевания СД 2 типа у пациентов основной группы составила 5 (2; 10) лет.

Таблица 1
Общеклиническая характеристика обследованных пациентов
1_1.jpg По сравнению с участниками группы контроля у больных СД 2 типа зарегистрированы статистически значимо более высокие значения ИМТ, уровня HbA1c, гликемии натощак и концентрации триглицеридов в крови, а также более высокие систолическое, диастолическое, пульсовое АД, ЧСС и микроальбуминурия (см. табл. 1). У 37 (62%) пациентов с СД 2 типа уровень HbA1c превышал индивидуальное целевое значение [18]. В группе контроля нарушение гликемии натощак (≥ 5,6 ммоль/л и ≤ 6,1 ммоль/л) отмечено у 5 (21,7%) больных, у 13 (56,5%) уровень HbA1с был более 5,7% — пороговое значение для диагностики предиабета, согласно рекомендациям Американской диабетической ассоциации [19]. Группы пациентов не отличались по СКФ: ее значение соответствовало норме (> 90 мл/мин/1,73м2) у 45% больных в группе СД 2 типа и у 61% в группе контроля; начальное снижение СКФ (60–89 мл/мин/1,73м2) отмечено у 55% участников основной группы и у 39% в группе контроля (p = 0,23). У пациентов с СД 2 типа отмечена отрицательная корреляционная связь СКФ с возрастом (r = –0,56, p < 0,001) и продолжительностью СД (r = –0,42, p = 0,001). В группе контроля снижение СКФ коррелировало с возрастом (r = –0,74, p < 0,001). На момент обследования пациенты обеих групп получали медикаментозную терапию, назначенную им до включения в исследование. Группы были сопоставимы по медикаментозной терапии АГ и ИБС: статинами (43 (71,7%) и 21 (91,3%) соответственно), ацетилсалициловой кислотой/клопидогрелом (50/6 (83,3/10,0%) и 19/1 (82,6/4,4%) соответственно), ингибиторами АПФ/антагонистами рецепторов к ангиотензину II (44/11 (73,3/18,3%) и 15/4 (65,2/17,4%) соответственно), β-адреноблокаторами (50 (83,3%) и 15 (65,2%)соответственно), блокаторами медленных кальциевых каналов (25 (41,7%) и 9 (39,1%) соответственно), нитратами (13 (21,7%) и 6 (26,1%) соответственно), диуретиками (14 (23,3%) и 3 (13,0%) соответственно), антикоагулянтами для приема внутрь (4 (6,7%) и 4 (17,4%) соответственно). На момент включения в исследование большинство пациентов группы СД 2 типа (46; 76,7%) принимали метформин, из них 8 (17,4%) человек — в качестве монотерапии, остальные — в сочетании с другими сахароснижающими препаратами (производными сульфонилмочевины — 26 (56,5%) пациентов, ингибиторами дипептидилпептидазы 4 — 12 (26,1%) больных). Семь пациентов получали комбинацию трех сахароснижающих препаратов для приема внутрь, 15 — инсулин, в том числе 13 больных — в сочетании с сахароснижающими препаратами для приема внутрь. Одной пациентке проводили только диетотерапию.
Маркеры воспаления: YKL-­40 и высокочувствительный С-­реактивный белок Различий между группами по уровню YKL­-40 не выявлено (рис.). Концентрация вчСРБ в группе СД 2 типа была статистически значимо выше, чем в группе контроля. Корреляционной связи между содержанием вчСРБ и YKL-­40 не было.

Рис. Концентрация YKL-40 и высокочувствительного С-реактивного белка (вчСРБ) в группах исследования.
* Р < 0,001
r1_1.jpg

В группе СД 2 типа отмечена связь концентрации вчСРБ с уровнем гликемии натощак (r = 0,38, p = 0,004), содержанием HbA1c (r = 0,51, p < 0,001) и микроальбуминурией (r = 0,30, p = 0,036). Уровень YKL­-40 ассоциировался с возрастом (r = 0,49; p < 0,001), продолжительностью СД (r = 0,36, p = 0,006), величиной пульсового АД (r = 0,43, p < 0,001). Зафиксирована отрицательная корреляционная связь уровня YKL­-40 в сыворотке крови с СКФ (r = –0,42, p < 0,001). В группе контроля статистически значимых корреляционных связей уровня YKL-­40 с клинико­-лабораторными показателями не выявлено.
У пациентов с СД 2 типа, принимавших метформин, уровень YKL­-40 был ниже, чем у больных, не получавших терапию метформином (табл. 2). Напротив, у пациентов, находившихся на инсулинотерапии, уровень YKL-­40 оказался выше, чем у больных, не получавших инсулин. Величина микроальбуминурии и концентрация вчСРБ также были выше в группе пациентов, получавших инсулин (см. табл. 2).

Таблица 2
Уровни YKL-40, высокочувствительного С-реактивного белка, микроальбуминурия и скорость клубочковой фильтрации почек у пациентов с сахарным диабетом 2 типа, получавших и не получавших терапию метформином и инсулином, Ме (25-й; 75-й процентиль)
1_2.jpg

У пациентов, принимавших метформин, СКФ была статистически значимо выше (см. табл. 2). Поскольку YKL­-40 выводится почками, то мы предположили возможную связь различий уровня YKL­-40 между подгруппами больных, получавших различную сахароснижающую терапию, с СКФ. Для проверки этой гипотезы построена общая линейная модель, по данным которой СКФ более выраженно влияет на уровень YKL­-40, чем прием метформина и инсулина, однако в случае с метформином это влияние не достигло формальной статистической значимости (табл. 3).

Таблица 3
Влияние на концентрацию YKL-40 категориальных (прием метформина, инсулина) и непрерывной (скорость клубочковой фильтрации) переменных в общей линейной модели
1_3.jpg

ОБСУЖДЕНИЕ

По результатам нашего исследования, между группами больных ССЗ с СД 2 типа и без нарушений углеводного обмена различий по уровню YKL-­40 не выявлено. В клинических исследованиях, выполненных ранее, отмечены более высокие уровни YKL­-40 у больных СД в сравнении с лицами без нарушений углеводного обмена [9, 11, 20–22]. Однако сравнительные исследования концентрации YKL­-40 у больных ССЗ в сочетании с СД 2 типа и без нарушений углеводного обмена не проводили. Возможно, отсутствие межгрупповых различий уровня YKL-­40 в нашем исследовании связано с особенностями отбора участников эксперимента. Согласно критериям, в исследование включали пациентов с ССЗ, большинство которых имели клинические проявления атеросклероза: перенесенные сердечно-­сосудистые осложнения (ИМ, нарушение мозгового кровообращения) или вмешательства по реваскуляризации миокарда (см. табл. 1).
Ранее M. Kukur и соавт. выявили связь содержания YKL-­40 c распространенностью коронарного атеросклероза (числом стенозированных коронарных артерий), а J. M. Brix и соавт. отметили более высокие уровни YKL­-40 у больных СД 2 типа с макрососудистыми осложнениями в сравнении с пациентами без признаков макроангиопатии [7, 23]. Если уровень YKL-­40 ассоциирован с распространенностью атеросклеротического процесса, то ССЗ, связанные с атеросклерозом, могли нивелировать межгрупповые различия концентрации YKL-­40 в нашем исследовании. 
Вместе с тем в исследовании были ограничения: меньшее число больных в группе контроля (60 против 23 человек), нарушения углеводного обмена у некоторых пациентов в группе контроля по уровню гликемии натощак и концентрации HbA1c. Несмотря на отсутствие нарушения толерантности к глюкозе по результатам перорального нагрузочного теста, у 22% больных группы контроля зафиксировано нарушение гликемии натощак, а в 57% случаев уровень HbA1c превышал значение 5,7%, соответствующее диагностическим критериям предиабета [18]. Таким образом, нельзя исключить влияние начальных нарушений углеводного обмена на содержание YKL­-40 в группе контроля, что также могло сгладить межгрупповые различия.
Следует также отметить фактор медикаментозного влияния на уровень YKL-­40. Среди обследованных пациентов с СД 2 типа отмечали различия по уровню YKL-­40 в зависимости от сахароснижающей терапии: он был выше, если получали терапию инсулином, и ниже, если принимали метформин. A. Esteghamati и соавт. отмечали снижение уровня YKL­-40 на фоне терапии метформином в сравнении с пиоглитазоном (р = 0,02), хотя и связали это не с прямым влиянием препарата, а с уменьшением массы тела на фоне лечения [24]. YKL-­40 выводится почками [22, 25–27], поэтому в нашем исследовании более низкое содержание YKL­-40 у принимавших метформин могло быть связано не с действием препарата, а с более высокой СКФ в этой подгруппе. И хотя по результатам построения общей линейной модели преимущественное влияние величины СКФ в сравнении с терапией метформином на уровень YKL-­40 не имело статистической значимости, это могло быть связано с малым числом пациентов в подгруппах сравнения.
Однако исключить воздействие метформина на уровень YKL-­40 также нельзя. Поскольку терапию метформином в группе СД 2 типа получали 76,7% пациентов, это могло привести к снижению уровня YKL­-40 в этой группе и уменьшению межгрупповых различий.
У больных СД 2 типа концентрация YKL-­40 ассоциировалась с продолжительностью СД 2 типа, возрастом и СКФ. Повышение уровня YKL-­40 при снижении фильтрационной функции почек отмечено и другими исследователями [26, 28, 29]. Таким образом, концентрация YKL-­40 может отражать в первую очередь развитие нефропатии. Поскольку, согласно критериям отбора, в исследование не включали пациентов с хронической болезнью почек более 2­-й стадии, и группы сравнения значимо не различались по CКФ, то, возможно, не наблюдали и различий между группами по уровню YKL­-40. Вместе с тем более высокое содержание YKL-­40 в подгруппе пациентов с СД 2 типа, получавших терапию инсулином, по­-видимому, связано с более тяжелым течением заболевания, поражением органов­-мишеней, включая почки, у больных, нуждающихся в инсулинотерапии. Величина альбуминурии в этой подгруппе была в 7,4 раза выше, чем у пациентов, принимавших пероральные сахароснижающие препараты. Ранее другие исследователи также отмечали связь уровня YKL­-40 с выраженностью альбуминурии у больных СД [11, 23]. Отсутствие корреляции содержания YKL-­40 с СКФ в группе контроля может быть связано с меньшим числом пациентов.
Уровень YKL­-40, в отличие от концентрации вчСРБ, не связан с критериями компенсации нарушений углеводного обмена: уровнями гликемии натощак и HbA1c. Как и в большинстве других работ, корреляционной связи между концентрациями вчСРБ и YKL-­40 в нашем исследовании не отмечено [20, 30]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Авторы не обнаружили различий по уровню YKL­-40 между больными сердечно-­сосудистыми заболеваниями (ССЗ) с СД 2 типа и без него. У больных СД 2 типа и ССЗ уровень YKL-­40 ассоциируется с продолжительностью СД, возрастом, показателем скорости клубочковой фильтрации (СКФ) и может отражать развитие диабетической нефропатии. Нарушения функции почек (микроальбуминурия, снижение СКФ) являются общепризнанными предикторами сердечно-сосудистых осложнений. Следовательно, прогностическая значимость уровня YKL­-40, отмеченная в других исследованиях, может быть обусловлена его связью с функциональным состоянием почек.

Новый маркер воспаления YKL-­40 у больных сахарным диабетом 2 типа и сердечно­-сосудистыми заболеваниями
20 Мая 12:13
ЛИТЕРАТУРА
  1. Deedwanis P. C. Diabetes and vascular disease: common links in the emerging epidemic of coronary artery disease. Am. J. Cardiol. 2003; 91(1): 68–71.
  2. Wong B. W., Meredith A., Lin D., McManus B. M. The biological role of inflammation in atherosclerosis. Can. J. Cardiol. 2012; 28(6): 631–41.
  3. Sabatine M. S., Morrow D. A., Jablonski K. A., Rice M. M., Warnica J. W., Domanski M. J. et al. Prognostic significance of the Centers for Disease Control/American Heart Association high­sensitivity C­reactive protein cut points for cardiovascular and others outcomes in patients with stabile coronary artery disease. Circulation. 2007; 115(12): 1528–36.
  4. Rathcke C. N., Raymond I., Kistorp C., Hildebrandt P., Faber J., Vestergaard H. Low grade inflammation as measured by levels of YKL­40: association with an increased overall and cardiovascular mortality rate in an elderly population. Int. J. Cardiol. 2010; 143(1): 35–42.
  5. Макеева Е. И., Шубина А. Т., Карпов Ю. А. YKL­40 — новый маркер воспаления у больных с сердечно­сосудистыми заболеваниями. Кардиологический вестник. 2015; 2(10): 72–8. [Makeeva E. I., Shubina A. T., Karpov Yu. A. YKL­40 — novyi marker vospaleniya u bol’nykh s serdechno­sosudistymi zabolevaniyami. Kardiologicheskii vestnik. 2015; 2(10): 72–78. (in Russian)].
  6. Song C. L., Bin L., Diao H. Y., Wanh J. H., Shi Y. F., Lu Y. et al. Diagnostic value of serum YKL­40 level for coronary artery disease: a meta­analysis. J. Clin. Lab. Anal. 2016; 30(1): 23–31.
  7. Kucur M., Isman F. K., Karadag B., Vural V. A., Tavsanoglu S. Serum YKL­40 levels in patients with coronary artery disease. Coron. Artery Dis. 2007; 18(5): 391–6.
  8. Nøjgaard C., Høst N. B., Christensen I. J., Poulsen S. H., Egstrup K., Price P. A. et al. Serum levels of YKL­40 increases in patients with acute myocardial infarction. Coron. Artery Dis. 2008; 19(4): 257–263.
  9. Nielsen A. R., Erikstrup C., Johansen J. S., Fischer C. P., Plomgaard P., Krogh­Madsen R. et al. Plasma YKL­40: a BMI­independent marker of type 2 diabetes. Diabetes. 2008; 57(11): 3078–3082.
  10. Michelsen A. E., Rathcke C. N., Skjelland M., Holm S., Ranheim T., Krohg­Sørensen K. et al. Increased YKL­40 expression in patients with carotid atherosclerosis. Atherosclerosis. 2010; 211(2): 589–95.
  11. Han J. Y., Ma X. Y., Yu L. J., Shao Y., Wang Q. Y. Correlation between serum YKL­40 levels and albuminuria in type 2 diabetes. Genet. Mol. Res. 2015; 14(4): 18596–603.
  12. Kastrup J., Johansen J. S., Winkel P., Hansen J. F., Hildebrandt P., Jensen G. B. et al. High serum YKL­40 concentration is associated with cardiovascular and all­cause mortality in patients with stable coronary artery disease. Eur. Heart J. 2009; 30(9): 1066–72.
  13. Lin C. H., Li H. Y., Jiang Y. D., Chang T. J., Chuang L. M. Plasma YKL­40 predicts 10­year cardiovascular and all­cause mortality in individuals with type 2 diabetes. Clin. Endocrinol. (Oxf). 2013; 79(2): 185–91.
  14. Рекомендации по лечению артериальной гипертонии. ESH/ESC 2013. Рабочая группа по лечению артериальной гипертонии Европейского Общества Гипертонии (European Society of Hypertension, ESH) и Европейского Общества Кардиологов (European Society of Cardiology, ESC). Рос. кардиол. журн. 1(105): 7–94. [Rekomendatsii po lecheniyu arterial’noi gipertonii. ESH/ESC 2013. Rabochaya gruppa po lecheniyu arterial’noi gipertonii Evropeiskogo Obshchestva Gipertonii (European Society of Hypertension, ESH) i Evropeikogo Obshchestva Kardiologov (European Society of Cardiology, ESC). Ros. kardiol. zhurn. 2014; 1(105): 7–94. (in Russian)].
  15. Рекомендации по лечению стабильной ишемической болезни сердца. ESC 2013. Рабочая группа по стабильной ишемической болезни сердца Европейского Общества Кардиологов (European Society of Cardiology, ESC). Рос. кардиол. журн. 2014.; 7(111): 7–79. [Rekomendatsii po lecheniyu stabil’noi ishemicheskoi bolezni serdtsa. ESC 2013. Rabochaya gruppa po stabil’noi ishemicheskoi bolezni serdtsa Evropeikogo Obshchestva Kardiologov (European Society of Cardiology, ESC). Ros. kardiol. zhurn. 2014; 7(111): 7–79. (in Russian)].
  16. World Health Organization. Definition, diagnosis, and classification of diabetes. Mellitus and its complications: report of a WHO consultation. Part 1: Diagnosis and classification of diabetes mellitus. Geneva, World Health Organization, 1999 (WHO/NCD/NCS/99.2). http://www. who.int/iris/handle/10665/66040
  17. Смирнов А. В., Шилов Е. М., Добронравов В. А., Каюков И. Г., Бобкова И. Н. и др. Национальные рекомендации. Хроническая болезнь почек: основные принципы скрининга, диагностики, профилактики и подходы к лечению. Нефрология. 2012; 16(1): 89–115. [Smirnov A. V., Shilov E. M., Dobronravov V. A., Kayukov I. G., Bobkova I. N. i dr. Natsional'nye rekomendatsii. Khronicheskaya bolezn' pochek: osnovnye printsipy skrininga, diagnostiki, profilaktiki i podkhody k lecheniyu. Nefrologiya. 2012; 16(1): 89–115. (in Russian)]
  18. Дедов И. И., Шестакова М. В., ред. Алгоритмы специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом. Клинические рекомендации. 7­й вып. Сахарный диабет.2015; 18(1S): 1–112. [Dedov I. I., Shestakova M. V., red. Algoritmy spetsializirovannoi meditsinskoi pomoshchi bol’nym sakharnym diabetom. Klinicheskie rekomendatsii. 7­i vyp. Sakharnyi diabet. 2015; 18(1S): S1–112. (in Russian)]
  19. American Diabetes Association. Standards of medical care in diabetes 2015. Diabetes Care. 2015; 38(suppl.1): S1–9.
  20. Rathcke C. N., Johansen J. S., Vestergaard H. YKL­40, a biomarker of inflammation, is elevated in patients with type 2 diabetes and is related to insulin resistance. Inflamm. Res. 2006; 55(2): 53–9.
  21. Hempen M., Kopp H. P., Elhenicky M., Hobaus C., Brix J. M., Koppensteiner R. et al. YKL­40 is elevated in morbidly obese patients and declines after weight loss. Obes. Surg. 2009; 19(11): 1557–63.
  22. Rathcke C. N., Persson F., Tarnow L., Rossing P., Vestergaard H. YKL­40, a marker of inflammation and endothelial dysfunction, is elevated in patients with type 1 diabetes and increases with levels of albuminuria. Diabetes Care. 2009; 32(2): 323–8.
  23. Brix J. M., Höllerl F., Koppenstiener R. H. Schernthaner G., Schernthaner G. H. YKL­40 in type 2 diabetic patients with different levels of albuminuria. Eur. J. Clin. Invest. 2011; 41(6): 589–96.
  24. Esteghamati A., Rezvani S., Khajen E., Ebadi M., Nakhjavani M., Noshad S. Effects of metformin and pioglitazone on YKL­40 in type 2 diabetes: a randomized clinical trial. J. Endocrinol. Invest. 2014; 37(12): 1211–18.
  25. Lee J. H., Kim S. S., Kim I. J., Song S. H., Kim Y. K., In Kim J. et al. Clinical implication of plasma and urine YKL­40, as a pro­inflammatory biomarker, on early stage of nephropathy in type 2 diabetic patients. J. Diabetes Complications. 2012; 26(4): 308–12.
  26. Kocyigit I., Gungor O., Dogan E., Karadavut S., Karakukcu C., Eroglu E. et al. The serum YKL­40 level is associated with vascular injury and predicts proteinuria in nephrotic syndrome patients. J. Atheroscler. Thromb. 2015; 22(3): 257–64.
  27. Matheson A., Willcox M. D. P., Flanagan J., Walsh B. J. Urinary biomarkers involved in type 2 diabetes: a review. Diabetes Metab. Res. Rev. 2010; 26(3): 150–71.
  28. Tatar E., Gungor O., Celtik A., Sisman A. R., Yaprak M., Asci G. et al. Correlation between serum YKL­40 (Chitinase­3­like protein 1) level and proteinuria in renal transplant recipients. Ann. Transplant. 2013; 18: 94–9.
  29. Pena M. J., Heinzel A., Heinze G., Alkhalaf A., Bakker S. J., Nguyen T. Q. et al. A panel of novel biomarkers representing different disease pathways improves prediction of renal function decline in type 2 diabetes. PLoS One. 2015; 10(5): e0120995.
  30. Mathiasen A. B., Harutyunyan M. J., Jørgensen E., Helquist S., Ripa R., Gøtze J. P. et al. Plasma YKL­40 in relation to the degree of coronary artery disease in patients with stable ischemic heart disease. Scand. J. Clin. Lab. Invest. 2011; 71(5): 439–47.

Партнеры