Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Особенности структурно-функциональных параметров глубоких вен нижних конечностей у мужчин с артериальной гипертензией

DOI:10.31550/1727-2378-2019-157-2-37-40
Библиографическая ссылка: Баев В.М., Вагапов Т.Ф., Летягина С.В. Особенности структурно-функциональных параметров глубоких вен нижних конечностей у мужчин с артериальной гипертензией // Доктор.Ру. 2019. № 2 (157). С. 37–40. DOI: 10.31550/1727-2378-2019-157-2-37-40
Особенности структурно-функциональных параметров глубоких вен нижних конечностей у мужчин с артериальной гипертензией
5 Марта 09:49

Цель исследования: оценка структурно-функциональных параметров глубоких вен нижних конечностей у мужчин с артериальной гипертензией (АГ).

Дизайн: поперечное нерандомизированное исследование.

Материалы и методы. Выполнен сравнительный анализ параметров ультразвукового исследования симметричных глубоких вен нижних конечностей 60 мужчин с АГ и 27 мужчин с нормальным артериальным давлением. Возраст участников исследования — 30–50 лет.

Результаты. У пациентов с АГ в большинстве вен зафиксировали ускоренный кровоток, но в общей бедренной вене его скорость оказалась сниженной. При гипертензии выявили признаки венозной недостаточности (увеличенную площадь просвета вен; наличие рефлюксов у 3,3–33,3% пациентов). Варикоз отмечен в 3,3–10,0% случаев.

Заключение. Для мужчин с АГ характерны признаки хронической венозной недостаточности и варикозного поражения вен, которые необходимо учитывать при стратификации риска и выборе лечения АГ при хронических заболеваниях вен.

Авторы заявляют об отсутствии возможных конфликтов интересов.

Баев Валерий Михайлович — д. м. н., профессор кафедры анестезиологии, реаниматологии и скорой медицинской помощи факультета дополнительного профессионального образования ФГБОУ ВО «ПГМУ им. акад. Е.А. Вагнера» Минздрава России. 614990, г. Пермь, ул. Петропавловская, д. 26. eLIBRARY.RU SPIN: 8609­-1960. E­-mail: VMBaev@Hotmail.com

Вагапов Тимур Фаритович — заместитель главного врача госпиталя МСЧ ФКУЗ «МСЧ МВД России по Пермскому краю». 614064, г. Пермь, ул. Героев Хасана, д. 47А. E-­mail: ­Timur.vagapov­perm@yandex.ru

Летягина Светлана Витальевна — врач ультразвуковой диагностики госпиталя МСЧ ФКУЗ «МСЧ МВД России по Пермскому краю». 614064, г. Пермь, ул. Героев Хасана, д. 47А. E­-mail: Sveet.L@yandex.ru

Несмотря на достигнутые успехи в лечении АГ, проблемы оценки рисков и эффективного лечения остаются не до конца решенными [1]. Выявляемая у пациентов с АГ коморбидность с хроническими сосудистыми заболеваниями, в частности с хроническими заболеваниями вен (ХЗВ) нижних конечностей, влечет за собой дополнительные риски неблагоприятного прогноза, проблемы неэффективной гипотензивной терапии и дополнительные финансовые расходы [2]. Результаты немногочисленных исследований показали, что АГ и венозный кровоток нижних конечностей связаны между собой в области регулирования тонуса и емкости артерий и вен [3, 4]. Имеются данные о том, что АГ способствует развитию ХЗВ и тяжелых трофических расстройств нижних конечностей [5, 6]. Нарушения венозного кровообращения нижних конечностей при АГ могут влиять на развитие осложнений, например при ортостазе, особенно при гипотензивной терапии [2].

Цель исследования: оценка структурно-функциональных параметров глубоких вен нижних конечностей у мужчин с АГ.


МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Нами обследованы 60 мужчин с АГ (сотрудников органов внутренних дел), они составили тестовую группу. В контрольную группу вошли 27 мужчин с нормальным АД. Критерии включения: мужской пол, возраст 30–50 лет; для тестовой группы — наличие АГ, для контрольной — нормальное АД. Критерии исключения:

  • употребление наркотиков;
  • онкологические заболевания;
  • эндокринные заболевания (СД, гипотиреоз, патология надпочечников);
  • острые и хронические заболевания дыхательной системы;
  • перенесенные ОРВИ в течение последних 2 недель;
  • острые инфекционные заболевания; острые и хронические заболевания почек (пиелонефрит, гломерулонефрит);
  • дифференцированные дисплазии соединительной ткани;
  • анемии;
  • гепатиты, цирроз печени, панкреатиты, язва желудка и двенадцатиперстной кишки;
  • профессиональные занятия спортом;
  • переломы костей ног и операции на нижних конечностях;
  • травмы позвоночника и головного мозга;
  • органические заболевания ЦНС и спинного мозга.

Наличие критериев включения и отсутствие критериев исключения из исследования подтверждены результатами медицинского обследования в госпитале ФКУЗ «МСЧ МВД России по Пермскому краю» (главный врач — М.Г. Нечаева).

Участники контрольной группы обследованы во время ежегодного диспансерного осмотра.

В тестовой группе у 7 пациентов АГ была установлена впервые, 53 пациента поступили в стационар с неконтролируемой гипертензией. Стаж заболевания составил 6 (3–8) лет, 18 (29,5%) больных тестовой группы сообщили о постоянном приеме гипотензивных препаратов. Характеристика участников обеих групп представлена в таблице 1.


Таблица 1

Характеристика тестовой и контрольной групп, Me (Q1–Q3)

7_1.jpg

* P < 0,001.


АГ диагностировали при САД 140 мм рт. ст. и выше и/или ДАД 90 мм рт. ст. и выше; нормальным считали САД 120–129 мм рт. ст. и/или ДАД 80–84 мм рт. ст. [7].

Нами были исследованы структура и функция глубоких вен нижних конечностей. Ангиосканирование вен нижних конечностей выполняли с помощью цветного ультразвукового сканера iU22 xMatrix (Phillips, США) и линейного датчика 3–9 МГц. Изучали симметричные глубокие вены: общую бедренную (ОБВ), заднюю большеберцовую (ЗББВ), мышечные (суральные) вены голени (МСВ) и перфорантные вены голени Коккета (ПВК). Оценивали качественные параметры венозного кровообращения: факт локации вены, частоту отсутствия усиления скорости кровотока при пробе с дистальной компрессией, наличие ретроградного кровотока при пробе с проксимальной компрессией [8, 9].

Регистрировали наличие рефлюксов (ретроградного кровотока) при пробе Вальсальвы любой продолжительности и частоту рефлюксов продолжительностью более 0,5 с, частоту встречаемости тромботических масс, неравномерного расширения и извитости вены [9–11].

Исследовали также количественные параметры: диаметр и площадь просвета вены; толщину венозной стенки; пиковую скорость венозного кровотока; продолжительность и скорость ретроградного рефлюкса [12].

УЗИ сосудов выполняли на 2-й день госпитализации, утром, до приема пищи и лекарств, в покое, в положении лежа.

Тип исследования — поперечный, нерандомизированный. Дизайн, протокол исследования и информированные согласия пациентов на участие были утверждены Этическим комитетом Пермского государственного медицинского университета имени академика Е.А. Вагнера (протокол № 6 от 28 июня 2017 г.). Все добровольцы дали письменное согласие на обследование. Период исследования: сентябрь 2017 г. — май 2018 г.

Статистический анализ выполнен в программе Statistica 6.1 с помощью методов непараметрической статистики, так как анализ основных изучаемых показателей на нормальность распределения с помощью критерия H. Lilliefors выявил их асимметрию (р < 0,05). Результаты описательной статистики представлены как медиана (Ме) со значениями первого (Q1) и третьего (Q3) квартилей. Сравнение вариационных рядов двух независимых групп выполняли с применением критерия Манна — Уитни (U-test), сравнение долей — с помощью критерия χ2. Различия статистически значимыми считали при р < 0,05.


РЕЗУЛЬТАТЫ

Нами получена 100% локация всех изучаемых вен, кроме ПВК, которые удалось в тестовой группе лоцировать справа у 34 пациентов, слева — у 24 (в контрольной — справа и слева у 4 участников). Результаты исследования показали, что у пациентов с АГ чаще диагностируются признаки венозной недостаточности и варикозного поражения вен (в ПВК слева частота рефлюксов при проксимальной компрессии была значимо выше, чем в контрольной группе, p = 0,016). Распространенность нарушений венозного кровотока представлена в таблице 2. В контрольной группе аналогичные признаки не зафиксированы.


Таблица 2

Частота нарушений венозного кровотока нижних конечностей у пациентов с артериальной гипертензией (n = 60), n (%)

7_2.jpg

Примечание. Здесь и в таблице 3: МСВ — мышечные (суральные) вены голени, ПВК — перфорантные вены голени Коккета.


В обеих группах не было случаев отсутствия усиления скорости кровотока при дистальной компрессии (указывающих на окклюзию кровотока), не выявлены тромботические массы в изучаемых венах и признаки посттромботического поражения вен.

При изучении структурно-функциональных параметров вен установлено, что в тестовой группе были больше диаметры ЗББВ и МСВ, площадь внутреннего сечения ЗББВ, МСВ и ПВК, увеличена толщина стенки на уровне ЗББВ по сравнению с таковыми у участников контрольной группы. В тестовой группе диагностирован рост скорости кровотока в ЗББВ и ПВК при сравнении с параметрами контрольной группы, а его снижение — только в ОБВ (табл. 3).


Таблица 3

Результаты сравнительного анализа структурно-функциональных параметров венозного кровотока нижних конечностей в тестовой и контрольной группах, Me (Q1–Q3)

7_3.jpg

Примечание: ОБВ — общая бедренная вена, ЗББВ — задняя большеберцовая вена.


В тестовой группе продолжительность и скорость венозных рефлюксов при пробе Вальсальвы в некоторых сосудах не удалось измерить по причине их малочисленности и невозможности статической обработки. В контрольной группе не были зарегистрированы случаи варикоза и венозных рефлюксов.


ОБСУЖДЕНИЕ

Несмотря на отсутствие статистической значимости преобладания большинства случаев рефлюксов и варикоза в тестовой группе за счет малой численности наблюдений (кроме ПВК), мы не можем их игнорировать, так как они являются диагностическими признаками ХЗВ. Их частота среди пациентов с АГ оказалась очень высокой: рефлюксы фиксировали у 3,3–33,3%, варикозное поражение — у 3,3–10,0%.

У пациентов с АГ в большинстве вен удалось зафиксировать ускоренный кровоток, но в основном глубоком венозном русле — ОБВ — скорость его оказалась сниженной, что стало важным аргументом, доказывающим наличие хронической венозной недостаточности у мужчин с АГ [11]. Дополнительным аргументом мы считаем выявленные многочисленные рефлюксы в МСВ и ПВК как при проксимальной компрессии, так и при пробе Вальсальвы. Не исключаем, что рефлюксы в данном случаев обусловлены относительной несостоятельностью клапанов за счет расширения просвета вен в МСВ, ПВК и ЗББВ [4, 11, 12].

Нами обнаружено также утолщение стенки ЗББВ, что некоторые исследователи связывают с варикозом, посттромботическим поражением вен или флебитом [13]. Прямых доказательств посттромботического поражения глубоких вен при АГ мы не выявили, хотя этот признак может указывать на вероятность наличия варикоза. Прямые признаки варикозного поражения при АГ мы зафиксировали только в МСВ.

Согласно современной классификации заболеваний вен, все морфологические и функциональные нарушения венозной системы принято объединять в понятие «хронические заболевания вен» [11]. Основными нозологическими формами ХЗВ являются хроническая венозная недостаточность, варикозная болезнь нижних конечностей, посттромботическая болезнь нижних конечностей, ангиодисплазии (флебодисплазии), телеангиэктазии и ретикулярный варикоз, флебопатии.

Ранее было показано, что риск развития ХЗВ связан с уровнем АД [14]. В нашем исследовании АГ у мужчин сочетается со следующими формами ХЗВ — хронической венозной недостаточностью и варикозной болезнью нижних конечностей. Нами диагностированы те формы ХЗВ, которые относятся к сосудистой патологии с неблагоприятным прогнозом для здоровья и жизни пациентов. Вполне вероятно, что у наблюдаемых больных наличие АГ способствует развитию ХЗВ. Однако следует отметить, что и масса тела пациентов тестовой группы была на 19 кг больше, чем участников контрольной, а это тоже можно считать дополнительным фактором риска развития ХЗВ [12].


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Очень важно осознавать, что независимо от причины хронических заболеваний вен (ХЗВ) при стратификации риска и лечении АГ у мужчин с ХЗВ необходимо учитывать характер венозных нарушений в нижних конечностях [2]. Нет сомнений, что сочетанная патология артериального и венозного кровотока, особенно с возрастом, имеет самые неблагоприятные прогностические последствия в виде возникновения хронической сердечно-сосудистой недостаточности, тромбозов и нарушения микроциркуляции органов и систем [15].


Особенности структурно-функциональных параметров глубоких вен нижних конечностей у мужчин с артериальной гипертензией
5 Марта 09:49
ЛИТЕРАТУРА
  1. Whelton P.K., Carey R.M., Aronow W.S., Casey D.E. Jr., Collins K.J., Dennison Himmelfarb C. et al. 2017 ACC/AHA/AAPA/ABC/ACPM/AGS/APhA/ASH/ASPC/NMA/PCNA guideline for the prevention, detection, evaluation, and management of high blood pressure in adults: executive summary: a report of the American College of Cardiology/American Heart Association Task Force on Clinical Practice Guidelines. Hypertension. 2018; 71(6): 1269–324. DOI: 10.1161/HYP.0000000000000065
  2. Хлынова О.В. Взаимосвязи структурно-функциональных параметров сердца, артериальной и венозной систем у больных артериальной гипертонией и их прогностическая значимость для оптимизации гипотензивной терапии: Автореф. дис. … д-ра мед. наук. Пермь; 2003. 37 с. [Hlynova O.V. Vzaimosvyazi strukturno-funkcional'nyh parametrov serdca, arterial'noj i venoznoj sistem u bol'nyh arterial'noj gipertoniej i ih prognosticheskaya znachimost' dlya optimizacii gipotenzivnoj terapii: Avtoref. dis. … d-ra med. nauk. Perm'; 2003. 37 s. (in Russian)]
  3. Туев А.В., Хлынова О.В. Состояние венозной гемодинамики у больных артериальной гипертензией в различных возрастных группах. Рос. кардиол. журн. 2003; 5: 39–41. [Tuev A.V., Hlynova O.V. Sostoyanie venoznoj gemodinamiki u bol'nyh arterial'noj gipertenziej v razlichnyh vozrastnyh gruppah. Ros. kardiol. zhurn. 2003; 5: 39–41. (in Russian)]. DOI: 10.15829/1560-4071-2003-539-41
  4. Федорович А.А., Рогоза А.Н., Гориева Ш.Б., Павлова Т.С. Взаимосвязь функции венулярного отдела сосудистого русла с суточным ритмом артериального давления в норме и при артериальной гипертонии. Кардиол. вестн. 2008; 2: 21–31. [Fedorovich A.A., Rogoza A.N., Gorieva SH.B., Pavlova T.S. Vzaimosvyaz' funkcii venulyarnogo otdela sosudistogo rusla s sutochnym ritmom arterial'nogo davleniya v norme i pri arterial'noj gipertonii. Kardiol. vestn. 2008; 2: 21–31. (in Russian)]
  5. Clark A., Harvey I., Fowkes F.G. Epidemiology and risk factors for varicose veins among older people: cross-sectional population study in the UK. Phlebology. 2010; 25(5): 236–40. DOI: 10.1258/ phleb.2009.009045
  6. Mäkivaara L.A., Ahti T.M., Luukkaala T., Hakama M., Laurikka J.O. Arterial disease but not hypertension predisposes to varicose veins. Phlebology. 2008; 23(3): 142–6. DOI: 10.1258/phleb.2007.007058
  7. Mancia G., Fagard R., Narkiewicz K., Redon J., Zanchetti A., Böhm M. et al. 2013 ESH/ESC Guidelines for the management of arterial hypertension: the Task Force for the management of arterial hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC). Eur. Heart J. 2013; 34(28): 2159–219. DOI: 10.1093/eurheartj/eht151
  8. Куликов В.П. Основы ультразвукового исследования сосудов. М.: Видар; 2015. 392 с. [Kulikov V.P. Osnovy ul'trazvukovogo issledovaniya sosudov. M.: Vidar; 2015. 392 s. (in Russian)]
  9. Куликова А.Н., Гафурова Д.Р. Современный взгляд на ультразвуковую диагностику варикозной болезни нижних конечностей и ее рецидивов. Фундаментальные исследования. 2012; 2: 161–6. [Kulikova A.N., Gafurova D.R. Sovremennyj vzglyad na ul'trazvukovuyu diagnostiku varikoznoj bolezni nizhnih konechnostej i ee recidivov. Fundamental'nye issledovaniya. 2012; 2: 161–6. (in Russian)]
  10. Ма О.Дж., Матиэр Дж.Р., Блэйвес М. Ультразвуковое исследование в неотложной медицине. М.: БИНОМ. Лаборатория знаний; 2012. 558 с. [Ma O.Dzh., Matier Dzh.R., Bleives M. Ul'trazvukovoe issledovanie v neotlozhnoi meditsine. M.: BINOM. Laboratoriya znanii; 2012. 558 s. (in Russian)]
  11. Российские клинические рекомендации по диагностике и лечению хронических заболеваний вен. Флебология. 2013; 2: 1–48. [Rossijskie klinicheskie rekomendacii po diagnostike i lecheniyu hronicheskih zabolevanij ven. Flebologiya. 2013; 2: 1–48. (in Russian)]
  12. Raffetto J.D. Pathophysiology of chronic venous disease and venous ulcers. Surg. Clin. North Am. 2018; 98(2): 337–47. DOI: 10.1016/j.suc.2017.11.002
  13. Атьков О.Ю., ред. Ультразвуковое исследование сердца и сосудов. М.: Эксмо; 2015. 456 с. [At'kov O.Yu., red. Ul'trazvukovoe issledovanie serdca i sosudov. M.: Ehksmo; 2015. 456 s. (in Russian)]
  14. Баев В.М., Самсонова О.А., Агафонова Т.Ю., Дусакова Р.Ш. Клинические и гемодинамические особенности венозного кровообращения нижних конечностей у молодых женщин с идиопатической артериальной гипотензией. Рос. кардиол. журн. 2017; 9: 50–4. [Baev V.M., Samsonova O.A., Agafonova T.Yu., Dusakova R.Sh. Klinicheskie i gemodinamicheskie osobennosti venoznogo krovoobrashcheniya nizhnih konechnostej u molodyh zhenshchin s idiopaticheskoj arterial'noj gipotenziej. Ros. kardiol. zhurn. 2017; 9: 50–4. (in Russian)]. DOI: 10.15829/1560-40712017-9-50-54
  15. Chaar C. Current management of venous diseases. New York: Springer; 2018. 571 p.

Партнеры