Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Поражения желудочно-кишечного тракта при длительном приеме ацетилсалициловой кислоты у больных со стабильной ишемической болезнью сердца и возможности их коррекции

DOI:10.31550/1727-2378-2018-152-8-25-29
Библиографическая ссылка: Боровкова Н.Ю., Буянова М.В., Бакка Т.Е., Боровков Н.Н., Иванченко Е.Ю. Поражения желудочно-кишечного тракта при длительном приеме ацетилсалициловой кислоты у больных со стабильной ишемической болезнью сердца и возможности их коррекции // Доктор.Ру. 2018. № 8 (152). С. 25–29. DOI: 10.31550/1727-2378-2018-152-8-25-29
Поражения желудочно-кишечного тракта при длительном приеме ацетилсалициловой кислоты у больных со стабильной ишемической болезнью сердца и возможности их коррекции
25 Октября 15:48

Основные положения: число пациентов с ишемической болезнью сердца (ИБС) неуклонно растет во всем мире. Всем им необходим постоянный прием антитромбоцитарных препаратов, в первую очередь ацетилсалициловой кислоты (АСК). Вместе с тем увеличивается количество пациентов с повреждением слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) на фоне приема АСК. Поэтому в настоящее время идет активный поиск возможностей защиты слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки от действия АСК. Кишечно-растворимая оболочка АСК снижает опасность повреждения слизистой, но полностью не защищает ее. Ингибиторы протонной помпы, Н2-блокаторы тоже в должной мере не способствуют заживлению возникающих дефектов слизистой ЖКТ. Синтетический аналог простагландина Е1 мизопростол сложен в применении и имеет ряд нежелательных эффектов. Широкому применению его также препятствует высокая цена. В 2016 г. на российском рынке появился препарат Ребамипид — стимулятор выработки эндогенных простагландинов, показавший хороший результат в исследованиях при лечении повреждений слизистой оболочки ЖКТ любой этиологии. Поэтому использование его для профилактики и лечения эрозивно-язвенного поражения ЖКТ при длительном приеме АСК у больных ИБС является перспективным.

Бакка Татьяна Евгеньевна — заведующая кардиологическим отделением ГБУЗ НО «Нижегородская ОКБ им. Н.А. Семашко» Минздрава России. 603126, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского, д. 10/1. E-mail: medic.89@list.ru

Боровков Николай Николаевич — д. м. н., профессор, заведующий кафедрой госпитальной терапии им. В.Г. Вогралика ФГБОУ ВО ПИМУ Минздрава России. 603005, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского, д. 10/1. E-mail: borovkov-nn@mail.ru

Боровкова Наталья Юрьевна — д. м. н., доцент, профессор кафедры госпитальной терапии им. В.Г. Вогралика ФГБОУ ВО ПИМУ Минздрава России. 603005, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского, д. 10/1. E-mail: borovkov-nn@mail.ru

Буянова Марина Вадимовна — аспирант кафедры госпитальной терапии им. В.Г. Вогралика ФГБОУ ВО ПИМУ Минздрава России. 603005, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского, д. 10/1. E-mail: buyanova.250@gmail.com

Иванченко Елена Юрьевна — к. м. н., доцент кафедры внутренних болезней ФГБОУ ВО ПИМУ Минздрава России. 603005, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского, д. 10/1. E-mail: ivanchenkonino15@yandex.ru

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) продолжают оставаться основной причиной смертности во всем мире. Они обусловливают до 31,5% всех смертей населения планеты [1, 2]. В Российской Федерации ССЗ становятся причиной до 50% летальных исходов [3]. Наиболее распространенной формой ССЗ является ишемическая ИБС, которая регистрируется у 40% населения во всех развитых странах [4].

Для профилактики ИБС необходим постоянный прием антитромбоцитарных препаратов, в первую очередь ацетилсалициловой кислоты (АСК). С 1971 г. АСК используется как дезагрегант для первичной и вторичной профилактики сердечно-сосудистых событий у пациентов со всеми вариантами ИБС [5]. Это наиболее изученный антиагрегант, который является «золотым стандартом» профилактики сердечно-сосудистых катастроф. Данный факт доказан в исследованиях, таких как VA, RISC, ISIS-2. Показано, что применение АСК в остром периоде инфаркта миокарда снижает сердечно-сосудистую смертность до 23%, а назначение АСК при стабильных формах ИБС, в свою очередь, уменьшает риск инфаркта миокарда и внезапной смерти до 34% [2, 6]. Поэтому для практического врача обозначена важность применения АСК при лечении больных ИБС [7, 8].

На протяжении последних ста лет АСК остается одним из самых применяемых препаратов во всем мире [9]. Ее антитромбоцитарный эффект обусловлен необратимым ингибированием циклооксигеназы 1 (ЦОГ-1), что приводит к уменьшению образования тромбоксана А2, который является проагрегантом и мощным вазоконстриктором. Блокада ЦОГ-1 тромбоцитов необратима. Только синтез новых тромбоцитов может восстановить агрегационную активность крови. Установлено, что АСК стимулирует фибринолиз и блокирует синтез фибрина, а также стабилизирует атеросклеротическую бляшку посредством подавления воспалительных процессов, способствующих ее разрыву [10, 11].

Применение АСК зачастую влечет за собой ряд осложнений. В первую очередь это касается поражения слизистой оболочки ЖКТ почти на всем его протяжении, от пищевода до прямой кишки. Чаще всего страдают верхние отделы: желудок и двенадцатиперстная кишка (ДПК) [12]. У пациентов, длительно принимающих АСК, частота развития эрозивного эзофагита может достигать 22%, язв пищевода — 0,9%, эрозий желудка и/или ДПК — 63,1%, язв желудка и/или ДПК — 40%. При этом риск гастродуоденальных кровотечений достигает 8% [12, 13]. Патогенез данных осложнений обусловлен блокадой ЦОГ-1 — фермента, участвующего в синтезе простагландинов. Простагландины — это группа липидных физиологически активных веществ, образующихся в организме ферментативным путем из некоторых незаменимых жирных кислот.Они повышают активность защитных механизмов слизистой оболочки ЖКТ посредством снижения секреции соляной кислоты, повышения секреции слизи и бикарбонатных анионов, усиления кровотока в слизистой оболочке и клеточной пролиферации поверхностных клеток слизистой ЖКТ [14]. При назначении антитромбоцитарной терапии АСК больным ИБС перед врачами-клиницистами встает вопрос о возможном риске желудочно-кишечных осложнений и кровотечений.

Сопутствующим фактором риска желудочно-кишечных кровотечений при терапии АСК является одновременный прием непрямых антикоагулянтов, кортикостероидов, антитромбоцитарных препаратов.

Факторами риска также становятся пожилой возраст, наличие в анамнезе язвенной болезни желудка и/или ДПК, инфекции Helicobacter pylori до начала антитромбоцитарной терапии, тяжелых сопутствующих заболеваний, высокие дозы АСК [15].

Очевидно, изложенное побуждает проводить профилактику АСК-индуцированных поражений и кровотечений ЖКТ [16]. Поиск путей снижения риска повреждения ЖКТ при лечении пациентов АСК ведется давно. Существует мнение о дозозависимости ульцерогенного эффекта АСК. Данная гипотеза подтверждена рядом исследований [17]. Авторы доказали, что риск кровотечений уменьшается по мере снижения дозировки АСК. При этом наблюдается двукратное снижение риска кровотечений, перфораций и других серьезных осложнений при уменьшении суточной дозы АСК менее 150 мг в сутки [18]. При проведении длительной антитромбоцитарной терапии наиболее предпочтительны минимально эффективные дозы АСК (75–81 мг) [19]. На данный момент широко используются лекарственные формы АСК в кишечнорастворимой оболочке. Они считаются более безопасными, так как, минуя желудок, растворяются и всасываются в щелочной среде тонкого кишечника [20]. Их безопасность и переносимость подтверждены многоцентровым исследованием в Германии, в котором сравнивались побочные эффекты АСК у 1156 больных, принимавших кишечнорастворимые формы, и у 1570 пациентов, принимавших обычные формы АСК. Оказалось, что кишечнорастворимые формы АСК при длительном приеме лучше переносились пациентами. Было меньше жалоб на диспепсию, изжогу, чувство переполнения и боли в желудке [21]. Однако влияние кишечнорастворимых форм на развитие таких тяжелых осложнений, как эрозивно-язвенные кровотечения и возможность перфораций, не доказано.

Крупные сравнительные рандомизированные исследования кишечнорастворимых, буферных и обычных форм АСК до сих пор не проводились.

Опубликованные исследования типа «случай — контроль» показали, что частота развития осложнений примерно одинакова при терапии различными формами АСК. Так, W. Kubler, H. Darius (2015) проанализировали 2105 случаев острого кровотечения и перфораций за пять лет у пациентов, поступающих в мадридские клиники, в том числе принимающих защищенные формы АСК, и сравнили их с 11 500 контрольных случаев при приеме обычной формы АСК. В первой группе 287 (13,6%) человек длительно принимали АСК в кишечнорастворимой оболочке, во второй группе — 837 (7,3%) человек получали простые формы АСК. Оказалось, что при длительной терапии кишечнорастворимыми формами АСК тяжелые осложнения в ЖКТ в данном исследовании наблюдались даже чаще, чем при терапии обычной АСК [22]. Таким образом, становится очевидным, что применение кишечнорастворимых форм АСК не решает полностью проблему ее побочных действий. Это во многом может быть также связано с системными эффектами АСК, такими как индукция апоптоза клеток, повышение окислительного стресса, снижение синтеза простагландинов, защищающих слизистую ЖКТ [23].

Для профилактики и лечения эрозивно-язвенных поражений ЖКТ в клинических рекомендациях 2014 г. Гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению эрозивно-язвенных поражений желудка, вызванных приемом НПВП, предлагались Н2-блокаторы. При этом отмечено, что Н2-блокаторы и мизопростол менее эффективны, чем ингибиторы протонной помпы (ИПП) [24]. Замечено, что данные средства оказались действенными при язвенном эзофагите, способствуя также заживлению язв ДПК [25]. В лечении АСК-индуцированных язв желудка они не проявили своей эффективности. Более того, было показано, что Н2-блокаторы могут уменьшать симптоматику язвенного процесса, тем самым способствуя прогрессированию данного вида поражений, и увеличивать риск кровотечений [26]. С учетом вышеизложенного необходимы дальнейшие исследования для уточнения эффективности Н2-блокаторов в лечении АСК-индуцированных поражений ЖКТ.

Такие препараты, как ИПП, на сегодняшний день занимают лидирующие позиции в лечении любых эрозивных и язвенных поражений ЖКТ, включающих АСК-индуцированные гастроэнтеропатии и другие гастропатии, вызванные НПВП [27]. Эффективность ИПП доказана многими крупными исследованиями. В рандомизированном исследовании ASRONAUT было обнаружено преимущество ИПП перед Н2-блокаторами [28]. В это исследование включены 535 пациентов с язвами и эрозиями верхних отделов ЖКТ, находящиеся на постоянной терапии НПВП. Через 8 недель заживление поражений ЖКТ на фоне приема ИПП наблюдалось в 87% случаев против 67% при использовании Н2-блокаторов [29].

Доказано, что ИПП являются довольно эффективными препаратами в лечении поражений желудка, вызванных приемом АСК. Но в то же время их действие при поражениях тонкого кишечника практически не изучено. В некоторых экспериментальных работах был обнаружен превентивный эффект ИПП вместе с приемом АСК или НПВП в отношении повреждения слизистой оболочки тонкого кишечника [30, 31]. Но другие клинические исследования не подтвердили их эффективность [32]. Более того, показано, что совместный прием ИПП с НПВП или АСК может привести к более тяжелым поражениям тонкой кишки [33]. Это связано с неблагоприятным влиянием такой комбинации на кишечную микрофлору [34]. В то же время со снижением выработки соляной кислоты происходит компенсаторное усиление выделения гастрина.

По мнению некоторых авторов, подобный эффект может приводить к перестройке эпителия слизистой оболочки ЖКТ с развитием атрофического гастрита, а также повышать риск образования злокачественных опухолей [35].

В настоящее время хорошо себя зарекомендовали такие препараты, как синтетические аналоги простагландина Е1 (ПГЕ1), например мизопростол [36]. Целью его создания были профилактика и лечение НПВП-гастропатий [36, 37]. Считается, что он особенно эффективен при гипоацидных состояниях, когда применение Н2-блокаторов и ИПП нерационально. Возможность использования аналогов ПГЕ1 наряду с ИПП была подтверждена в метаанализе 33 рандомизированных исследований, опубликованном в Cochrane Library в 2000 г. [38]. Исследования показали, что данные препараты ничем не уступают ИПП в профилактике и лечении НПВП-гастропатий. Однако в реальной клинической практике, к сожалению, они используются редко. Это связано с их высокой стоимостью, неудобством применения (необходимость приема 4 раза в день), а также большим количеством побочных эффектов, приводящих к отмене препаратов [39, 40]. В 2016 году на отечественном фармацевтическом рынке появился новый препарат — ребамипид (Ребагит), производства PRO.MED.CS Praha a.s., Чешская Республика, он пока не имеет аналогов в России. Это эффективный гастро- и энтеропротектор. Первые сообщения о ребамипиде появились еще в начале 1980-х гг.

Большинство экспериментальных работ проводилось японскими учеными. В опытах на крысах ребамипид показал превосходное заживление язвенных дефектов ЖКТ различного генеза. Одновременно он предотвращал развитие подобной патологии, при этом не ингибируя выработку соляной кислоты [36].

В 2013 г. S. Zhang и соавт. представили анализ, в котором ребамипид оказался более эффективным, чем плацебо, не уступая ИПП. Одновременно он продемонстрировал снижение риска развития эрозивно-язвенных изменений ЖКТ по сравнению с плацебо [41]. Существуют работы, где ребамипид сравнивался с мизопростолом. Интересны данные рандомизированного клинического исследования STORM, в котором проведено сравнение профилактического эффекта мизопростола и ребамипида у 332 пациентов, регулярно принимающих НПВП. Результаты профилактики оценили после 12-недельного приема препаратов при помощи эзофагогастродуоденоскопии, которую проводили до и после него. В результате препараты оказались аналогичными по эффективности. Частота развития язв желудка и ДПК при использовании мизопростола составила 4%, а при приеме ребамипида не превышала 3,9% [42]. В четырехнедельном исследовании сравнивалось терапевтическое действие ребамипида и плацебо у пациентов с НПВП-энтеропатией. Больным выполнялась видеокапсульная эндоскопия (ВКЭ) до и после лечения. В результате в основной группе уменьшилось количество язв и эрозий тонкого кишечника, в то время как в группе контроля оно возросло [36]. К положительным эффектам ребамипида относят стимуляцию выработки эндогенного ПГЕ2 и повышение секреции слизи в слизистой ЖКТ, улучшение кровотока в стенке ЖКТ. Препарат оказывает противовоспалительное, антиоксидантное действие, защищает слизистую от бактерий, в том числе от H. pylori [43]. Ребамипид уменьшает воспалительную реакцию, связанную с действием ФНО-α, уменьшает активацию ядерного фактора каппа-B, тем самым стабилизируя клеточную линию макрофагов и снижая выработку воспалительных интерлейкинов [44].

Несколько недавних исследований показали высокую эффективность ребамипида для первичной профилактики повреждений слизистой желудка и кишечника, вызванных приемом низких доз АСК [45]. ВКЭ показала, что количество повреждений слизистой оболочки желудка и тонкой кишки в группе ребамипида значительно меньше, чем в группе плацебо [46]. В крупном рандомизированном исследовании с участием пациентов, получающих 100 мг АСК в кишечнорастворимой оболочке, при помощи ВКЭ были обнаружены разные повреждения в тонкой кишке (язвы, эрозии). Далее пациентам назначали ребамипид либо плацебо. Через 8 недель лечения в группе пациентов, получающих ребамипид, значительно уменьшилось количество повреждений слизистой тонкого кишечника по сравнению с группой плацебо [42].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Можно констатировать, что ребамипид — современный гастро- и энтеропротектор, не уступающий по эффективности ингибиторам протонной помпы и мизопростолу, с небольшим количеством побочных эффектов. Его защитные свойства распространяются на все отделы ЖКТ. Препарат показал свою высокую эффективность при длительном лечении НПВП и ацетилсалициловой кислотой (АСК). Можно предполагать, что препарат найдет широкое применение не только при лечении гастроэнтерологических пациентов, но и больных со стабильной ИБС, которым требуется длительный, практически пожизненный прием АСК.

Поражения желудочно-кишечного тракта при длительном приеме ацетилсалициловой кислоты у больных со стабильной ишемической болезнью сердца и возможности их коррекции
25 Октября 15:48
ЛИТЕРАТУРА
  1. GBD 2013 Mortality and Causes of Death Collaborators. Global, regional, and national age-sex specific all-cause and cause-specific mortality for 240 causes of death, 1990–2013: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2013. Lancet. 2015; 385(9963): 117–71. DOI: 10.1016/S0140-6736(17)32152-9
  2. Townsend N., Wilson L., Bhatnagar Р., Wickramasinghe K., Rayner M., Nichols M. Cardiovascular disease in Europe: epidemiological update 2016. Eur. Heart. J. 2016; 37(42): 3232–45. DOI: 10.1093/eurheartj/ehw334
  3. Демографический ежегодник России. 2015: Стат. сб. Росстат. M.; 2015. 263 с. [Demograficheskij ezhegodnik Rossii. 2015: Stat. sb. Rosstat. M., 2015. 263 s. (in Russian)] 4. Информационный бюллетень ВОЗ № 310, 2014. [Informacionnij byulleten' VOZ № 310, 2014. (in Russian)]
  4. Бокарев И.Н., Попова Л.В. Безопасность разных форм ацетилсалициловой кислоты в профилактике сердечно-сосудистых заболеваний. Consilium Medicum. 2014; 05: 79–84. [Bokarev I.N., Popova L.V. Bezopasnost' raznyh form acetilsalicilovoj kisloty v profilaktike serdechno-sosudistyh zabolevanij. Consilium Medicum. 2014; 05: 79-84. (in Russian)]
  5. Орлова Я.А. Некоторые вопросы назначения ацетилсалициловой кислоты в клинической практике. Артериальная гипертензия. 2015; 21(5): 536–44. [Orlova Ya.A. Nekotorye voprosy naznacheniya acetilsalicilovoj kisloty v klinicheskoj praktike. Arterial'naya gipertenziya. 2015; 21(5): 536–44. (in Russian)]
  6. Емелина Е.И. Баланс пользы и риска при терапии антиагрегантами. Сердце: журнал для практикующих врачей. 2015; 14(1): 34–40. [Emelina E.I. Balans pol'zy i riska pri terapi i antiagregantami. Serdce: zhurnal dlya praktikuyushchih vrachej. 2015; 14(1): 34–40. In Russian)]
  7. Остроумова О.Д., Фомина В.М., Шорикова Е.Г. Ацетилсалициловая кислота в первичной и вторичной профилактике сердечно-сосудистых осложнений: все ли вопросы решены? Атмосфера. Новости кардиологии. 2012; 3: 20–4. [Ostroumova O.D., Fomina V.M., SHorikova E.G. Acetilsalicilovayakislota v pervichnoj i vtorichnoj profilaktike serdechno-sosudistyh oslozhnenij: vse li voprosy resheny ? Atmosfera. Novosti kardiologii. 2012; 3: 20–4. In Russian)]
  8. Комаров А.Л. Гастроэнтеропатии, связанные с приемом ацетилсалициловой кислоты: как повысить безопасность лечения. Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2009; 4: 65–72. [Komarov A.L. Gastroehnteropatii, svyazannye s priemom acetilsalicilovoj kisloty: kak povysit' bezopasnost' lecheniya. Racional'naya Farmakoterapiya v Kardiologii. 2009; 4: 65–72. (in Russian)]
  9. Левых А.Э., Мамчур А.И. Ацетилсалициловая кислота как эффективная и безопасная основа антиагрегантной терапии. Артериальная гипертензия. 2015; 6: 57–63. [Levyh A.E., Mamchur A.I. Acetilsalicilovaya kislotakakehffektivnaya i bezopasnaya osnova antiagregantnoj terapii. Arterial'naya gipertenziya. 2015; 6: 57–63. (in Russian)]
  10. Дроздов В.Н., Ким В.А. Эффективность и безопасность применения ацетилсалициловой кислоты. Рациональная фармакотерапия в фармакологии. 2010; 6: 212–215. [Drozdov V.N., Kim V.A. Effektivnost' i bezopasnost' primeneniya acetilsalicilovoj kisloty. Racional'naya farmakoterapiya v farmakologii. 2010; 6: 212–215. (in Russian)]
  11. Collaborative overview of randomised of antiplateled therapy — I: Prevention of death, myocardial infarction and stroke by prolonged antiplateled therapy in various categories of patients. Antiplatelet Trialists`Collaboration. BMJ. 2014; 308(6921): 81–106.
  12. Lanas A., Perez-Aisa M.A., Feu F., Ponce J., Saperas E., Santolaria S. et al. A nationwide study of mortality associated with hospital admission due to severe gastrointestinal events and those associated with non steroidalantiinflammatorydrug use. Am. J. Gastroenterol. 2015; 100(8): 1685–93. DOI: 10.1111/j.1572-0241.2005.41833.x
  13. Tamura A. Prevalence and independent factors for gastroduodenal ulcers/erosions in asymptomatic patients taking low-dose aspirin gastroprotective agents: the OITA-GF study. QJM. 2011; 104(2): 133–9. DOI: 10.1093/qjmed/hcq169
  14. Yamagata M. Prevalence and incidence ofNSAID-induced gastro­intestinal ulcers and bleeding. Nihon. Rinsho. 2014; 65(10): 1749–53.
  15. Самсонов А.А., Андреев Д.Н. Гастропатии, индуцированные нестероидными противовоспалительными средствами: патогенетически обоснованные подходы к профилактике и терапии. Фарматека. 2016; 2: 49–54. [Samsonov A.A., Andreev D.N. Gastropatii, inducirovannye nesteroidnymi protivovospalitel'nymi sredstvami: patogeneticheski obosnovannye podhody k profilaktike i terapii. Farmateka. 2016; 2: 49–54. (in Russian)]
  16. Маев И.В., Андреев Д.Н., Дичева Д.Т., Жиляев Е.В. Новые представления о гастропатии, ассоциированной с применением нестероидных противовоспалительных препаратов. Consilium Medicum. 2017; 19(8): 12–20. [Maev I.V., Andreev D.N., Dicheva D.T., ZHilyaev E.V. Novye predstavleniya o gastropatii, associirovannoj primeneniem nesteroidnyh protivovospali­tel'nyh preparatov. Consilium Medicum. 2017; 19(8): 12–20. (in Russian)]
  17. Serrano P., Lanas A., Arroyo M.T., Ferreira I.J. Risk of upper gastrointestinal bleeding in patients taking low-dose aspirin for the prevention of cardiovascular diseases. Aliment. Pharmacol. Ther. 2002; 16(11): 1945–53.
  18. Pignone M., Alberts M.J., Colwell J.A., Cushman M., Inzucchi S.E., Mukherjee D. et al. Aspirin for Primary Prevention of Cardiovascular Events in People With Diabetes. A Position Statement of the American Diabetes Association, a Scientific Statement of the American Heart Association, and an Expert Consensus Document of the American College of Cardiology Foundation. Circulation. 2010; 121(24): 2694–701. DOI: 10.1161/CIR.0b013e3181e3b133
  19. Корнеева О.Н., Драпкина О.М. Профилактика желудочно-кишечных осложнений при приеме антитромбоцитарных препаратов. Доказательная гастроэнтерология. 2012; 2: 77–81. [Korneeva O.N., Drapkina O.M. Profilaktika zheludochno-kishechnyh oslozhnenij pri prieme antitrombocitarnyh preparatov. Dokazatel'naya gastroehnterologiya, 2012; 2: 77–81. (in Russian)]
  20. Henry D., Dobson A., Turner C. Variability in the risk of major gastrointestinal complications from non aspirinnonsteroidal anti-inflammatory drugs. Gastroenerology. 2010; 105(4): 1078–88. 22. Kubler W., Darius H. Primary prevention of coronary heart disease with aspirin. J. Kardiol. 2015; 94(3): 66–73. DOI: 10.1007/s00392-005-1309-8
  21. Kelly J.P., Kaufman D.W., Jurgelon J.M., Watson R.G.P., Sheehan J., Koff R.S., Shapiro S. Risck of aspirin-associated major upper-gastrointestinal bleeding with enteric-coated or buffered product. Lancet. 1996; 348(9039): 1413–6. DOI: 10.1016/S0140-6736(96)01254-8
  22. Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологичес­кой ассоциации по диагностике и лечению эрозивно-язвенных поражений желудка, вызванных приемом нестероидных противовоспалительных препаратов. Рос. журн. гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2014; 6: 89–94. [Klinicheskie rekomendatsii Rossiiskoi gastroenterologicheskoi assotsiatsii po diagnostike i lecheniyu erozivno-yazvennykh porazhenii zheludka, vyzvannykh priemom nesteroidnykh protivovospalitel'nykh preparatov. Ros. zhurn. gastroenterologii, gepatologii, koloproktologii. 2014; 6: 89–94. (in Russian)]
  23. Жиров И.В. Длительная терапия ацетилсалициловой кислотой. Что можно сделать для повышения эффективности и безопасности. Трудный пациент. 2013; 5: 8–12. [Zhirov I.V. Dlitel'naya terapiya acetilsalicilovoj kislotoj. Chto mozhno sdelat' dlya povysheniya ehffektivnosti i bezopasnosti. Trudnyj pacient. 2013; 5: 8–12. (in Russian)]
  24. Yeomans N.D., Tulassay Z., Juhász L., Rácz I., Howard J.M., van Rensburg C.J. et al. A comparison of omeprazole with ranitidine for ulcers associated with non steroidalantiinflammatory drugs. Acid Suppression Trial: Rani­tidine versus Omeprazolefor NSAID-associated Ulcer Treatment (ASTRONAUT) Study Group. N. Engl. J. Med. 2014; 338(11): 719–26. DOI: 10.1056/NEJM199803123381104
  25. Kuroda М., Yoshida N., Ichikawa H., Takagi T., Okuda T., Naito Y. et al. Lansoprazole, a proton pump inhibitor, reduces the severity of indo­methacin-induced rat enteritis. Int. J. Mol. Med. 2006; 17(1): 89–93.
  26. Pozzoli C., Menozzi A., Grandi D., Solenghi E., Ossiprandi M.C., Zullian C. et al. Protective effects of proton pump inhibitors against indomethacin-induced lesions in the rat small intestine. Naunyn Schmiedebergs Arch. Pharmacol. 2017; 374(4): 283–91. DOI: 10.1007/s00210-006-0121-y
  27. Wallace J.L., Syer S., Denou E., de Palma G., Vong L., McKnight W. et al. Proton pump inhibitors exacerbate NSAID-induced small intestinal injury by inducing dysbiosis. Gastroenterology. 2011; 141(4): 1314–22, 1322.e1–5. DOI: 10.1053/j.gastro.2011.06.075
  28. Lamberts R., Brunner G., Solcia E. Effects of very long (up to 10 years) proton pump blockade on human gastric mucosa. Digestion. 2001; 64(4): 205–13. DOI: 10.1159/000048863
  29. Silverstein F.E., Graham D.Y., Senior J.R., Davies H.W., Struthers B.J., Bittman R.M. et al. Misoprostol reduces serious gastrointestinal complications in patients with rheumatoid arthritis receiving non steroidal anti-inflammatory drugs. A randomized, double-blind, placebo-controlled trial. Ann. Intern. Med. 1995; 123(4): 241–9.
  30. Bhatt D.L., Scheiman J., Abraham N.S., Antman E.M., Chan F.K., Furberg C.D. et al. ACCF/ACG/AHA 2008 Expert Consensus Document on Reducing the Gastrointestinal Risks of Antiplatelet Therapy and NSAID Use. J. Am. Coll. Cardiol. 2008; 52(18): 1502–17. DOI: 10.1016/j.jacc.2008.08.002
  31. Becker J.S., Domschke W., Pohle T. Current approaches to prevent NSAID-induced gastropathy — COX selectivity and beyond. Br. J. Clin. Pharmacol. 2014; 58(6): 587–600. DOI: 10.1111/j.1365-2125.2004.02198.x
  32. Yamasaki K., Ishiyama H., Imaizumi Т., Kanbe T., Yabuuchi Y. Еffect of OPC-12759, a novel antiulcer agent, on chronic and acute experimental gastric ulcer, and gastric secretion in rats. Jpn. J. Pharmacol. 2016; 49(4): 441–8.
  33. Zhang S., Qing Q., Bai Y., Mao H., Zhu W., Chen Q. et al. Rebamipide helps defend against non steroidal anti-inflammatory drugs induced gastroenteropathy: a systematic review and metaanalysis. Dig. Dis. Sci. 2013; 58(7): 1991–2000. DOI: 10.1007/s10620-013-2606-0
  34. Park S.H., Cho C.S., Lee O.Y., Jun J.B., Lin S.R., Zhou L.Y. et al. Comparison of prevention of NSAIDinduced gastrointestinal complications by rebamipide and misoprostol: a randomized, multicenter, controlled trial-STORM STUDY. J. Clin. Biochem. Nutr. 2007; 40(2): 148–55. DOI: 10.3164/jcbn.40.148
  35. Kurokawa S., Katsuki S., Fujita T., Saitoh Y., Ohta H., Nishikawa K. et al. A randomized, double-blinded, placebo-controlled, multicenter trial, healing effect of rebamipide in patients with low-dose aspirin and/or non steroidal anti-inflammatory drug induced small bowel injury. J. Gastroenterol. 2014; 49(2): 239–44. DOI: 10.1007/s00535-013-0805-2
  36. Li W., Zhao Y., Xu X., Ma W., Gao P., Wang Y. et al. Rebamipide suppresses TNF-α mediated inflammation in vitro and attenuates the severity of dermatitis in mice. FEBS J. 2015; 282(12): 2317–26. DOI: 10.1111/febs.13278
  37. Watanbe T., Sugimore S., Kameda N., Machida H., Okazaki H., Tanigawa T. et al. Small bowel injury by low-dose entericcoated aspirin and treatment with misoptostol: a pilot study. Clin. Gastroenterol. Hepatol. 2008; 6(11): 1279–82. DOI: 10.1016/j.cgh.2008.06.021
  38. Ross-Lee L.M., Elms M.J., Cham B.E., Bochner F., Bunce I.H., Eadie M.J. Plasma levels of aspirin following effervescent and ente­ric coated tablets, and their effect on platelet function. Eur. J. Clin. Pharmacol. 1982; 23(6): 545–51.
  39. Naito Y., Yoshikawa T. Rebamipide: a gastrointestinal protective drug with pleiotropic activities. Expert Rev. Gastroenterol. Hepatol. 2010; 4(3): 261–70. DOI: 10.1586/egh.10.25
  40. Watanabe T., Takeuchi T., Handa О., Sakata Y., Tanigawa T., Shiba M. et al. A multicenter, randomized, double-blind, placebo-controlled trial of high-dose rebamipide treatment for low-dose aspirininduced moderate-to-severe small intestinal damage. PLoS One. 2015; 10(4): e0122330. DOI: 10.1371/journal.pone.0122330
  41. Moon S.J., Park J.S., Woo Y.J., Lim M.A., Kim S.M., Lee S.Y. et al. Rebamipide suppresses collagen-induced arthritis through reciprocal regulation of th17/treg cell differentiation and hemeoxygenase 1 induction. Arthritis Rheumatol. 2014; 66(4): 874–85. DOI: 10.1002/art.38310
  42. Kohata Y., Nakahara K., Tanigawa T., Yamagami H., Shiba M., Watanabe T. et al. Rebamipide alters the esophageal microbiome and reduces the incidence of Barrett's esophagus in a rat model. Dig. Dis. Sci. 2015; 60(9): 2654–61. DOI: 10.1007/s10620-015-3662-4
  43. Mizukami K., Murakami K., Hirashita Y., Hisamatsu A., Ogawa R., Uchida M. et al. Efficacy of rebamipide for low-dose aspirin-related gastrointestinal symptoms. J. Clin. Biochem. Nutr. 2012; 51(3): 216–20. DOI: 10.3164/jcbn.12-27
  44. Mizukami K., Murakami K., Abe T., Inoue K., Uchida M., Okimoto T. et al. Aspirininduced small bowel injuries and the preventive effect of rebamipide. World J. Gastroenterol. 2011; 17(46): 5117–22. DOI: 10.3748/wjg.v17.i46.5117

Новости

Партнеры