Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Связь приверженности к терапии с показателями психологического статуса пациентов, перенесших аортокоронарное шунтирование

Библиографическая ссылка: Помешкина С. А., Беззубова В. А., Солодухин А. В., Серый А. В., Ардашова Н. Ю. Связь приверженности к терапии с показателями психологического статуса пациентов, перенесших аортокоронарное шунтирование // Доктор.Ру. 2017. № 5 (134). С. 36–41.
Связь приверженности к терапии с показателями психологического статуса пациентов, перенесших аортокоронарное шунтирование
20 Мая 14:32

Цель исследования: выявление ассоциаций между типами внутренней картины болезни (ВКБ), выбираемыми копинг­стратегиями и приверженностью к рекомендованной терапии пациентов, перенесших аортокоронарное шунтирование (АКШ).

Дизайн: открытое проспективное исследование.

Материалы и методы. В исследование включили 378 мужчин с запланированным АКШ. Пациентов обследовали за 5–7 дней до АКШ и через 6 месяцев после него. Оценивали клиническое состояние больного, учитывали данные историй болезни и амбулаторных карт. Для определения ВКБ перед АКШ использовали личностный опросник Бехтеревского института, для определения копинг­стратегий — методику исследования копинг­поведения.

Результаты. Отмечена недостаточная приверженность больных к выполнению рекомендаций врачей через полгода после АКШ. Для приверженных пациентов в предоперационном периоде характерны гармоничный и эргопатический типы отношения к болезни. Кроме того, приверженные пациенты статистически значимо чаще неприверженных предпочитали такие продуктивные копинг­стратегии, как «планирование решения проблем», «принятие ответственности», «самоконтроль». Анализ корреляции между типами ВКБ и копинг­стратегиями обнаружил отрицательные корреляции гармоничного типа ВКБ с копинг­стратегией «бегство — избегание» (r = –0,3 p = 0,002), эргопатического — со стратегиями «бегство — избегание» (r = –0,3 p = 0,006) и «дистанцирование» (r = –0,19 p = 0,001). Зарегистрированы положительные ассоциации тревожного типа отношения к болезни с копинг­стратегией «бегство — избегание» (r = 0,31, p = 0,001).

Заключение. Определение типа отношения к болезни и преобладающей копинг­стратегии пациентов с запланированным АКШ позволяет выявить возможные затруднения, связанные с невыполнением предписаний врача в послеоперационном периоде.

Ключевые слова: аортокоронарное шунтирование, копинг­стратегии, внутренняя картина болезни, приверженность.

Помешкина Светлана Александровна — к. м. н., заведующая лабораторией реабилитации ФГБНУ НИИ КПССЗ. 650002, г. Кемерово, Сосновый бул., д. 6. E­mail: swetlana.sap2@mail.ru

Беззубова Валентина Анатольевна — аспирант ФГБНУ НИИ КПССЗ. 650002, г. Кемерово, Сосновый бул., д. 6. E­mail: PerehodenkoV@gmail.com

Солодухин Антон Витальевич — лаборант­исследователь лаборатории нейрососудистой патологии ФГБНУ НИИ КПССЗ. 650002, г. Кемерово, Сосновый бул., д. 6. E­mail: mein11@mail.ru

Серый Андрей Викторович — д. п. н., профессор кафедры социальной психологии и психосоциальных технологий ФГБОУ ВО КемГУ. 650043, г. Кемерово, ул. Красная, д. 6. E­mail: avgrey@yahoo.com

Ардашова Наталия Юрьевна — к. м. н., научный сотрудник лаборатории реабилитации ФГБНУ НИИ КПССЗ. 650002, г. Кемерово, Сосновый бул., д. 6. E­mail: ardashova_natali@mail.ru

Низкая приверженность к выполнению врачебных назначений и рекомендаций становится основным барьером на пути успешного лечения. По данным литературы, каждый 4­й больной не придерживается терапевтической стратегии, предписанной лечащим врачом [1].

Недостаточную приверженность пациентов к длительной фармакотерапии отмечают прежде всего в случаях, когда отсутствует ярко выраженная клиническая картина заболевания и необходим постоянный, часто на протяжении всей жизни, прием лекарств. Эти два фактора, нередко присутствующие одновременно, демотивируют больного, и он не следует рекомендациям врача. Очевидно, что состояние после аортокоронарного шунтирования (АКШ) относится именно к такой патологии.
Доказано, что низкая приверженность к терапии является причиной значительного количества смертельных исходов сердечно­сосудистых заболеваний [2]. Несомненно, последствия недостаточной приверженности нередко серьезны и дорогостоящи.

Постоянно разрабатываются и совершенствуются теории и модели, применение которых на практике позволило бы решить проблему несоблюдения врачебных рекомендаций. В попытках найти способы повышения приверженности не всегда учитывают стресс­преодолевающее поведение пациента (его реакцию на заболевание). Существенное значение имеет внутренняя картина болезни (ВКБ): видение пациентом своего заболевания, отношение к нему и оценка своего будущего, а также копинг­стратегии, то есть стратегии преодоления стрессовой ситуации.

Цель исследования: выявление ассоциаций между типами ВКБ, выбираемыми копинг­стратегиями и приверженностью к рекомендованной терапии пациентов, перенесших АКШ.

Материалы и методы
Обследованы 378 мужчин в возрасте от 41 года до 77 лет со стабильной ИБС и запланированным АКШ в условиях искусственного кровообращения в НИИ комплексных проблем сердечно­сосудистых заболеваний.
Критерии включения: мужской пол (в исследование включали только мужчин, чтобы увеличить статистическую значимость результатов с учетом небольшого числа пациентов в выборке и избежать необходимости деления по признаку пола), планируемое АКШ и добровольное информированное согласие пациента на участие в исследовании.
Критерии исключения: отказ больного от участия в исследовании; смерть в интра­ и раннем послеоперационном периодах.
Клинико­анамнестические характеристики участников представлены в таблице 1.

Таблица 1
Клинико-анамнестические характеристики пациентов, направленных на аортокоронарное шунтирование (n = 378)
6_1.jpg 

Исследование выполнено в соответствии со стандартами надлежащей клинической практики (Good Clinical Practice) и принципами Хельсинской декларации Всемирной ассоциации «Этические принципы проведения научных медицинских исследований с участием человека». Протокол исследования одобрен локальным этическим комитетом НИИ комплексных проблем сердечно­сосудистых заболеваний.

Участников эксперимента обследовали за 5–7 дней перед АКШ и через 6 месяцев после него. Оценивали клиническое состояние пациента; результаты лабораторных и инструментальных исследований анализировали с помощью данных историй болезни и амбулаторных карт. В исследовании использовали составленный нами опросник, заполняемый больными самостоятельно и отражавший факторы риска развития ИБС, а также терапию, получаемую до АКШ и в течение 6 месяцев после него.
Для определения ВКБ перед АКШ и диагностики типов отношения к болезни пациентов с хроническими соматическими заболеваниями использовали личностный опросник Бехтеревского института [3, 4].

Для оценки копинг­стратегий выбрана методика исследования копинг­поведения. Степень предпочтительности для пациента стратегии совладания со стрессом определяли на основании следующего условного правила: показатель меньше 40 баллов — редкое использование, от 40 до 60 баллов — умеренное использование, более 60 баллов — выраженное предпочтение соответствующей стратегии (Р. Лазарус и С. Фолкман; адаптированный вариант Т. А. Крюковой, Е. В. Куфтяк) [5].

Копинг­стратегии группировали в копинговые стили, среди которых выделены функциональные (продуктивный копинг), дисфункциональные (непродуктивный копинг) и направленные на привлечение дополнительных ресурсов от ближайшего окружения для преодоления стрессовых ситуаций [6]. При продуктивном копинге все ресурсы пациента направлены на разрешение трудной ситуации, в то время как при непродуктивном больной избегает решения проблем. К продуктивному копинг­поведению отнесены:
  • планирование и решение проблем;
  • принятие ответственности;
  • самоконтроль в поведении.
Непродуктивные копинг­стратегии включают:
  • конфронтацию (активное сопротивление);
  • бегство — избегание;
  • положительную переоценку;
  • дистанцирование.
При использовании ресурсов от окружающих (стратегии поиска социальной поддержки) пациент не избегает трудностей, но пытается решить задачу при помощи окружения, например врачебного персонала, семьи, соседей по палате. Следовательно, копинг­стратегия поиска социальной поддержки относится к промежуточному варианту.

Все больные прошли стационарный этап (11–13 дней). При выписке из стационара на амбулаторное лечение им были даны рекомендации: контролировать факторы риска, включающие избыточную массу тела, АГ, курение и повышенный уровень холестерина, вести активный образ жизни и регулярно принимать назначенные препараты.
Для статистического анализа использовано компьютерное программное обеспечение Statistica 10.0. Гипотезу о нормальном распределении проверяли с помощью критерия Шапиро — Уилка. Для каждой непрерывной величины с нормальным распределением приведены среднее значение (М) и стандартное отклонение (SD). Для величин с ненормальным распределением результаты представлены в виде медианы (Ме), 25­го и 75­го процентилей (Q25; Q75). Различия признавали статистически значимыми при p < 0,05.

Результаты
Как установлено при анализе модифицируемых кардиоваскулярных факторов риска, перед АКШ у 83 (22%) пациентов было ожирение (ИМТ ≥ 30 кг/м2). В динамике средний ИМТ в течение полугода после АКШ почти не изменился (с 28,1 ± 3,4 кг/м2 до 27,9 ± 3,4 кг/м2). При этом у 166 (44%) больных этот показатель увеличился, у 140 (37%) — уменьшился, масса тела 72 человек (19%) не изменилась. Из 110 (29%) пациентов, куривших на момент госпитализации перед АКШ, только 18 (4,7%) отказались от курения через 6 месяцев после операции.

Через полгода после АКШ отмечено статистически значимое снижение уровней общего холестерина (ОХ) (с 4,9 ± 1,5 ммоль/л до 3,0 ± 1,1 ммоль/л, p = 0,001) и ЛПНП (с 3,0 ± 1,1 ммоль/л до 2,4 ± 0,6 ммоль/л, p = 0,001). Однако больных, достигших целевых значений концентрации ОХ (менее 4,0 ммоль/л) [7], было лишь 150 (39,7%), и только у 66 (17,5%) человек зарегистрированы целевые уровни ЛПНП. При этом всего 91 (24%) пациент, независимо от достижения целевых уровней липидного профиля, знал этот показатель и старался контролировать его в течение периода наблюдения. Компенсации АГ через 6 месяцев после операции достигли 257 (68%) пациентов.

Согласно результатам оценки динамики приверженности к медикаментозной терапии, через 6 месяцев после АКШ значимо увеличилось количество пациентов, принимающих препараты рекомендованных групп:
  • антиагреганты — с 185 (49%) до 253 (67%);
  • β­адреноблокаторы — с 215 (57%) до 329 (87%);
  • ингибиторы АПФ (иАПФ)/блокаторы рецепторов ангиотензина (БРА) — с 138 (36,5%) до 234 (62%);
  • статины — с 166 (44%) до 268 (71%).
Через 6 месяцев получали трех­ или четырехкомпонентную терапию 268 (71%) больных.
Затем проанализировали частоту вариантов ВКБ и личностных отношений, связанных с нею, у пациентов с ИБС в зависимости от приверженности к лечению. Как оказалось, в отличие от лиц, не соблюдавших рекомендации врача, среди соблюдавших (в течение 6 месяцев снизивших или не изменивших ИМТ, некурящих, постоянно придерживавшихся трех­ или четырехкомпонентной схемы лечения и контролировавших АД) существенно чаще встречали гармоничный и эргопатический типы ВКБ и реже — анозогнозический тип в чистом виде или в сочетании с гармоничным (табл. 2).

Таблица 2
Частота встречаемости типов отношения к болезни в зависимости от приверженности пациентов к терапии после аортокоронарного шунтирования, n (%)
6_2.jpg 

Согласно результатам анализа частоты встречаемости той или иной копинг­стратегии, у некурящих пациентов, контролировавших АД и соблюдавших трех­ или четырехкомпонентную схему лечения, преобладали продуктивные стратегии копинг­поведения: «планирование решения проблем», «принятие ответственности» и «самоконтроль». Кроме того, некурящие пациенты, контролирующие АД, статистически значимо чаще использовали такой непродуктивный тип, как «дистанцирование», в сравнении с пациентами, не приверженными к терапии (табл. 3).

Таблица 3
Копинг-стратегии пациентов с ишемической болезнью сердца в зависимости от приверженности к терапии после аортокоронарного шунтирования, n (%)
6_3.jpg 

При корреляционном анализе между типами ВКБ и приверженностью обнаружены положительные корреляции между анозогнозическим отношением к болезни и увеличением ИМТ (r = 0,30 p = 0,03), неврастеническим отношением и АД (r = 0,30 p = 0,001). Отрицательные корреляции зафиксированы между гармоничным отношением к болезни и систолическим АД (r = –0,30 p = 0,001).

Корреляционный анализ копинг­стратегий и приверженности выявил отрицательные корреляции между выраженностью продуктивной копинг­стратегии «планирование решения проблем» и ИМТ, оцененного после АКШ (r = –0,30, p = 0,02), а также АД (r = –0,30, p = 0,004). Кроме того, зафиксированы отрицательные корреляции между стратегией «принятие ответственности» и АД (r = –0,30, p = 0,0001), стратегией «поиск социальной поддержки» и ИМТ (r = –0,3 p = 0,001). Положительные корреляции отмечены между стратегией «дистанцирование» и концентрацией ЛПНП (0,30, p = 0,001).

Анализ корреляции между типами ВКБ и копинг­стратегиями обнаружил отрицательные корреляции гармоничного типа ВКБ с копинг­стратегией «бегство — избегание» (r= –0,3 p = 0,002), эргопатического — со стратегиями «бегство — избегание» (r = –0,3 p = 0,006) и «дистанцирование» (r = –0,19 p = 0,001).
Зарегистрированы положительные ассоциации тревожного типа отношения к болезни с копинг­стратегией «бегство — избегание» (r = 0,31, p = 0,001).

Обсуждение
Мотивированность пациентов и готовность к регулярному наблюдению, соблюдению рекомендаций врача по медикаментозному и немедикаментозному лечению служат важным предиктором эффективности любого лечения. А факторы, влияющие на приверженность больных к терапии, включают субъективные аспекты течения заболевания: ВКБ и используемые копинг­стратегии. В формировании установки больного на начало и продолжение лечения эти составляющие играют главную роль [8]: в случаях их искажения терапевтическое сотрудничество нарушается.

При недооценке тяжести болезни пациенты преуменьшают или полностью отрицают факт заболевания и пользу терапии, поэтому чрезвычайно сложно обеспечить соблюдение ими медицинских рекомендаций на необходимом уровне в течение всего периода лечения. При неосознанном преувеличении тяжести болезни люди охотно соглашаются на предложенное лечение, но в дальнейшем терапевтическое сотрудничество часто нарушается из­за недостаточного, по мнению таких пациентов, успеха [9].

По результатам нашей оценки модифицируемых кардиоваскулярных факторов риска, около половины пациентов до АКШ курили и только единицы отказались от курения после операции. Количество больных с ожирением через 6 месяцев после АКШ статистически значимо не изменилось, однако число людей с возросшей массой тела увеличилось. Через полгода после АКШ менее 20% пациентов достигли целевых уровней ЛПНП. Количество участников, достигших компенсации АГ, повысилась незначительно (с 62% до 68%, р = 0,405).
Как показал анализ приверженности к медикаментозной терапии, менее половины пациентов принимали антиагреганты, иАПФ/БРА, статины. Данные показатели значительно уступают результатам исследования EUROASPIRE III [10]. Через полгода после АКШ отмечено статистически значимое увеличение числа больных, принимавших соответствующие группы препаратов. Однако и эти показатели по­прежнему уступают данным исследования EUROASPIRE III, согласно которому антиагреганты принимали 93% пациентов с ИБС, иАПФ/БРА — 75%, гиполипидемические препараты — 87%.

По результатам нашего исследования, среди пациентов, приверженных рекомендованному лечению: некурящих, достигших определенных успехов в контроле ИМТ, АД, приеме лекарственной терапии — чаще наблюдали гармоничный и эргопатический типы отношения к болезни, а у неприверженных пациентов — анозогнозический вариант ВКБ. В группе пациентов, достигших целевых уровней ОХ, такая тенденция не прослеживалась. Это можно объяснить недостаточной информированностью больных о целевых уровнях липидного профиля в отличие от АД, необходимости контролировать массу тела и принимать медикаментозную терапию. Соответственно, целью лечения для пациентов не было достижение определенной концентрации ОХ. По данным литературы, одной из основных причин низкой приверженности к терапии является недостаточная информированность о заболевании, о возможностях современной терапии повышать качество жизни и улучшать прогноз [11, 12].

Как показали Е. В. Строкова и соавт., неприверженные пациенты с анозогнозическим типом ВКБ не воспринимают свое заболевание как угрозу здоровью и жизни и игнорируют любые мысли о нем [13]. Напротив, сенситивный вариант ВКБ положительно влияет на приверженность к терапии, поскольку повышенная тревожность и страхи перед осложнениями заставляют четко следовать рекомендациям врача [14]. По литературным сведениям, гармоничный тип ВКБ служит залогом формирования высокого комплаенса, успешной адаптации к стационарным условиям и дальнейшей приверженности врачебным рекомендациям [14].

Наиболее предпочитаемыми продуктивными копинг­стратегиями приверженных пациентов были «планирование решения проблем», «самоконтроль», «принятие ответственности». А такую отрицательную копинговую стратегию, как «дистанцирование», использовали как приверженные, так и неприверженные участники. Возможно, данный стиль помогал больным лишь временно отвлечься от предстоящей операции, и впоследствии они предпочитали другую стратегию. Кроме того, среди основных копинг­стратегий пациентов, не приверженных к терапии, преобладало «избегание» проблемной ситуации.

По данным И. А. Зеленской, продуктивные копинг­стратегии предпочитают более 80% пациентов, участвующих в программе кардиологической реабилитации и приверженных к лечению на постгоспитальном этапе. Среди больных, не соблюдающих рекомендации кардиолога, непродуктивное поведение отмечено у 50%. Лица, выбирающие неконструктивные копинг­стратегии, в меньшей степени готовы к регулярному посещению врача и соблюдению его рекомендаций [6].
При анализе связей между ВКБ и приверженностью выявлено, что гармоничный тип отношения к болезни отрицательно коррелирует с АД, анозогнозический — положительно с ИМТ, неврастенический — положительно с АД.
Согласно анализу корреляций между копинг­стратегиями и приверженностью, пациенты, предпочитающие преодолевать сложные ситуации посредством «планирования решения проблем», «самоконтроля» и «поиска социальной поддержки», лучше следят за массой тела после АКШ. Кроме того, больные, выбравшие копинг­стратегию «планирование решения проблем», лучше следят за АД по сравнению с предпочитавшими другие стратегии. Результаты исследования продемонстрировали положительную корреляцию копинг­стратегии «дистанцирование» с уровнем ЛПНП, что может говорить о более слабом внимании таких пациентов к концентрации холестерина. Как обнаружено при изучении взаимосвязи между отношением к болезни и выбором копинг­стратегий, больные с гармоничным и эргопатическим вариантами ВКБ реже использовали такие непродуктивные копинг­стратегии, как «бегство— избегание» и «дистанцирование». 

Заключение
Определение типа отношения к болезни и преобладающей копинг­стратегии пациентов с запланированным аортокоронарным шунтированием (АКШ) позволяет выявить возможные затруднения, связанные с низкой приверженностью пациентов к рекомендуемой терапии и невыполнением предписаний врача в послеоперационном периоде. Благодаря представленным данным можно своевременно провести психотерапевтическую работу, которая в сочетании с наблюдением в рамках комплексной мультидисциплинарной реабилитации поможет повысить приверженность к лечению, улучшить качество жизни больных после АКШ и прогноз заболевания.
Связь приверженности к терапии с показателями психологического статуса пациентов, перенесших аортокоронарное шунтирование
20 Мая 14:32
ЛИТЕРАТУРА
  1. Семенова О. Н., Наумова Е. А. Факторы, влияющие на приверженность к терапии: параметры ВОЗ и мнение пациентов кардиологического отделения. Бюлл. мед. интернет­конференций. 2013; 3(3): 507–11. [Semenova O. N., Naumova E. A. Faktory, vliyayushchie na priverzhennost’ k terapii: parametry VOZ i mnenie patsientov kardiologicheskogo otdeleniya. Byull. med. internet­konferentsii. 2013; 3(3): 507–11. (in Russian)]
  2. Simpson S. H., Eurich D. T., Majumdar S. R., Padwal R. S., Tsuyuki R. T., Varney J. et al. А meta­analysis of the association between adherence to drug thеrару and mortality. BMJ. 2006; 333(7557): 15–18.
  3. Вассерман Л. И., Иовлев Б. В., Карпова Э. Б., Вукс А. Я. Психологическая диагностика отношения к болезни: Пособие для врачей. СПб.: НИПНИ им. В. М. Бехтерева; 2005. 32 с. [Vasserman L. I., Iovlev B. V., Karpova E. B., Vuks A. Ya. Psikhologicheskaya diagnostika otnosheniya k bolezni: Posobie dlya vrachei. SPb.: NIPNI im. V. M. Bekhtereva; 2005. 32 s. (in Russian)]
  4. Любан­Плоцца Б., Пельдангер В., Крегер Ф., Ледерах­Хофман К. Психосоматические расстройства в общей клинической практике. СПб.: НИПНИ им. В. М. Бехтерева; 2000. 287 с. [Lyuban­Plotstsa B., Pel’danger V., Kreger F., Lederakh­Khofman K. Psikhosomaticheskie rasstroistva v obshchei klinicheskoi praktike. SPb.: INIPNI im. V. M. Bekhtereva; 2000. 287 s. (in Russian)]
  5. Крюкова Т. Л., Куфтяк Е. В. Опросник способов совладания (адаптация методики WCQ). Журн. практического психолога. 2007. 3: 93–112. [Kryukova T. L., Kuftyak E. V. Oprosnik sposobov sovladaniya (adaptatsiya metodiki WCQ). Zhurn. prakticheskogo psikhologa. 2007. 3: 93–112. (in Russian)]
  6. Вассерман Л. И., Иовлев Б. В., Исаева Е. Р., Трифонова Е. А., Щелкова О. Ю. и др. Методика для психологической диагностики способов совладания со стрессом и проблемными для личности ситуациями: пособие для врачей и медицинских психологов. СПб: НИПНИ им. В. М. Бехтерева; 2009. 38 с. [Vasserman L. I.,Iovlev B. V., Isaeva E. R., Trifonova E. A., Shchelkova O. Yu. i dr. Metodika dlya psikhologicheskoi diagnostiki sposobov sovladaniya so stressom i problemnymi dlya lichnosti situatsiyami: posobie dlya vrachei i meditsinskikh psikhologov. SPb: NIPNI im. V. M. Bekhtereva; 2009. 38 s. (in Russian)]
  7. Диагностика и коррекция нарушений липидного обмена с целью профилактики и лечения атеросклероза. Российские рекомендации. V пересмотр. М.; 2012. 50 с. [Diagnostika i korrektsiya narushenii lipidnogo obmena s tsel’yu profilaktiki i lecheniya ateroskleroza. Rossiiskie rekomendatsii. V peresmotr. M.; 2012. 50 s. (in Russian)]
  8. Зеленская И. А., Лубинская Е. И., Великанов А. А., Демченко Е. А. Психологические особенности пациентов, перенесших операцию коронарного шунтирования, в зависимости от их приверженности к участию в реабилитационной программе. Вестн. ЮУрГУ. Серия «Психология». 2011; 42: 259. [Zelenskaya I. A., Lubinskaya E. I., Velikanov A. A., Demchenko E. A. Psikhologicheskie osobennosti patsientov, perenesshikh operatsiyu koronarnogo shuntirovaniya, v zavisimosti ot ikh priverzhennosti k uchastiyu v reabilitatsionnoi programme. Vestn. YuUrGU. Seriya “Psikhologiya”. 2011; 42: 259. (in Russian)]
  9. Данилов Д. С. Комплаенс в медицине и методы его оптимизации (клинические, психологические и психотерапевтические аспекты). Психиатрия и психофармакотерапия. 2008; 10(1): 13. [Danilov D. S. Komplaens v meditsine i metody ego optimizatsii (klinicheskie, psikhologicheskie i psikhoterapevticheskie aspekty). Psikhiatriya i psikhofarmakoterapiya. 2008; 10(1): 13. (in Russian)]
  10. Kotseva К., Wood D., DeBacker G., De Bacquer D., Pyörälä K., Keil U.et al. Cardiovascular prevention guidelines in daily practice: a comparison of EUROASPIRE I, II, III surveys in eight European countries. Lancet. 2009; 373(9667): 929–40.
  11. Лукина Ю. В., Гинзбург М. Л., Смирнов В. П., Кутишенко Н. П., Марцевич С. Ю. Приверженность лечению, предшествующему госпитализации, у пациентов с острым коронарным синдромом. Клиницист. 2012; 6(2): 41–9. [Lukina Yu. V., Ginzburg M. L.,Smirnov V. P., Kutishenko N. P., Martsevich S. Yu. Priverzhennost’ lecheniyu, predshestvuyushchemu gospitalizatsii, u patsientov s ostrym koronarnym sindromom. Klinitsist. 2012; 6(2): 41–9. (in Russian)]
  12. Гинзбург М. Л., Кутишенко Н. П., Марцевич С. Ю., Фокина А. В.,Даниэльс Е. В., Захарова А. В. Анализ факторов, влияющих на сроки поступления в стационар пациентов с острым коронарным синдромом (по данным исследования ЛИС — Люберецкое исследование смертности больных, перенесших острый инфаркт миокарда). Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2012; 8(2): 141–8. [Ginzburg M. L., Kutishenko N. P., Martsevich S. Yu., Fokina A. V., Daniel’s E. V., Zakharova A. V. Analiz faktorov, vliyayushchikh na sroki postupleniya v statsionar patsientov s ostrym koronarnym sindromom (po dannym issledovaniya LIS — Lyuberetskoe issledovanie smertnosti bol’nykh, perenesshikh ostryi infarkt miokarda). Ratsional’naya farmakoterapiya v kardiologii. 2012; 8(2): 141–8. (in Russian)]
  13. Строкова Е. В., Наумова Е. А., Шварц Ю. Г. Влияние внутренней картины болезни, копинг­стратегий и самоотношения пациенток, перенесших инфаркт миокарда, на регулярность и приверженность к длительной терапии ишемической болезни сердца. СИСП. 2012; 1: 1169–90. [Strokova E. V., Naumova E. A., Shvarts Yu. G. Vliyanie vnutrennei kartiny bolezni, koping­strategii i samootnosheniya patsientok, perenesshikh infarkt miokarda, na regulyarnost’ i priverzhennost’ k dlitel’noi terapii ishemicheskoi bolezni serdtsa. SISP. 2012; 1: 1169–90. (in Russian)]
  14. Яковлева М. В., Лубинская Е. И., Демченко Е. А. Внутренняя картина болезни как фактор приверженности лечению после операции коронарного шунтирования. Вестн. ЮУрГУ. Серия «Психология». 2015; 8(2): 59–70. [Yakovleva M. V., Lubinskaya E. I., Demchenko E. A. Vnutrennyaya kartina bolezni kak faktor priverzhennosti lecheniyu posle operatsii koronarnogo shuntirovaniya. Vestn. YuUrGU. Seriya «Psikhologiya». 2015; 8(2): 59–70. (in Russian)]
  15. Карвасарский Б. Д. Клиническая психология. СПб.: Питер; 2004. 450 с. [Karvasarskii B. D. Klinicheskaya psikhologiya. SPb.: Piter; 2004. 450 s. (in Russian)]

Партнеры