Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Особенности церебрального кровотока у младших школьников, оказавшихся в экстремальных условиях

DOI:10.31550/1727-2378-2018-155-11-21-26
Библиографическая ссылка: Глушко Ю.В., Ершова И.Б. Особенности церебрального кровотока у младших школьников, оказавшихся в экстремальных условиях // Доктор.Ру. 2018. № 11 (155). С. 21–26. DOI: 10.31550/1727-2378-2018-155-11-21-26
Особенности церебрального кровотока у младших школьников, оказавшихся в экстремальных условиях
6 Декабря 11:00

Цель исследования: определить особенности церебрального кровотока у детей 7–9 лет, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, связанной с военным конфликтом, с развившимся посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР).

Дизайн: открытое проспективное нерандомизированное сравнительное клиническое исследование.

Материалы и методы. Обследованы 123 ребенка 7–9 лет, находившихся в регионе Донбасс во время активных боевых действий, с развившимся ПТСР (основная группа) и 111 их сверстников, выезжавших за пределы региона, без ПТСР (группа сравнения).

Показатели церебрального кровообращения исследовали методом реоэнцефалографии (РЭГ) во фронто-мастоидальных, бифронтальном и бимастоидальном (MM) отведениях на этапах «фон» и «умственная нагрузка».

Результаты. Фоновая РЭГ у детей основной группы характеризовалась статистически значимым (р < 0,01) сокращением времени распространения пульсовой волны во всех отведениях, а также повышением индекса венозного оттока, более высокими показателями периферического сопротивления сосудов и модуля упругости во всех отведениях, кроме MM (р < 0,01). Выявлен напряженный характер адаптации мозгового кровообращения к умственной нагрузке при ПТСР.

Заключение. Особенности РЭГ у детей с ПТСР указывают на напряжение механизмов регуляции тканевого кровотока, склонность к ангиоспастическим реакциям и снижение реактивности, что может повлечь за собой формирование цереброваскулярной патологии.

Глушко Юлия Витальевна — аспирант кафедры педиатрии и детских инфекций ГУ ЛНР «ЛГМУ им. Святителя Луки». 91045, г. Луганск, кв. 50-летия Обороны Луганска, д. 1г. E-mail: irina-ershova@mail.ru

Ершова Ирина Борисовна — д. м. н., профессор, заведующая кафедрой педиатрии и детских инфекций ГУ ЛНР «ЛГМУ им. Святителя Луки». 91045, г. Луганск, кв. 50-летия Обороны Луганска, д. 1г. E-mail: irina-ershova@mail.ru

Последствия воздействия на организм экстремальных условий внешней среды — актуальная проблема современной медицины[1]. Военные конфликты подвергают людей тяжелому психоэмоциональному испытанию, вызывая симптомы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) с последующим развитием психосоматических нарушений[2].

Согласно Федеральному закону от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (ст. 1), дети, оказавшиеся в экстремальных условиях, жертвы вооруженных и межнациональных конфликтов входят в категорию детей, находящихся в трудной жизненной ситуации (ТЖС)[3].

Адаптация детского организма к экстремальным условиям внешней среды требует значительной мобилизации резервных возможностей функциональных систем. Особое значение при этом имеет функциональное состояние ЦНС и системы кровообращения [4, 5]. Так как в младшем школьном возрасте происходят процессы становления межполушарных связей, созревания коры головного мозга и перестройки регуляции сосудистого тонуса, немаловажную роль при возникновении патологии играет реактивность сосудов[6, 7].

Одним из общепринятых методов исследования мозговой гемодинамики является реоэнцефалография (РЭГ)[8]. Для детей, переживающих стресс, данный метод представляется оптимальным: он неинвазивный, простой, безвредный, может использоваться многократно для длительной регистрации состояния сосудов головного мозга в покое и при проведении различных функциональных и фармакологических проб, не имеет противопоказаний и характеризуется объективностью результатов[8, 9]. Доводами в пользу выбора РЭГ служат регистрация кровообращения одновременно в нескольких сосудистых бассейнах головного мозга, возможность анализировать кровоток в пределах магистральных артерий, сосудов среднего калибра и в микроциркуляторном русле, доступность метода, удобство применения у детей с повышенным психоэмоциональным возбуждением.

Анализ литературы показывает, что особенности функционального состояния мозгового кровообращения наиболее ярко проявляются при выполнении функциональных нагрузок[9]. Значительное место в жизни младшего школьника занимают умственные нагрузки, однако их влияние на гемодинамику головного мозга детей, находящихся в ТЖС со сверхсильным воздействием стрессового фактора, в литературе не описано. Имеются данные о снижении памяти и концентрации внимания у взрослых людей с ПТСР[10].

Цель исследования: определить особенности церебрального кровотока у детей 7–9 лет, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, связанной с военным конфликтом, с развившимся посттравматическим стрессовым расстройством.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ
Открытое проспективное нерандомизированное сравнительное клиническое исследование проводилось на кафедре педиатрии и детских инфекций ГУ ЛНР «Луганский государственный медицинский университет им. Святителя Луки» (заведующая кафедрой — д. м. н., профессор И.Б. Ершова), на базе Луганской городской многопрофильной детской больницы № 3 и Республиканской детской клинической больницы г. Луганска в период с 2015 по 2018 г.

В исследование были включены 234 ребенка в возрасте 7–9 лет. Из них 123 ребенка находились в регионе Донбасс во время активных боевых действий (основная группа) и 111 детей выезжали за пределы города и не испытывали стресса, связанного с военными действиями (группа сравнения).

Критериями включения в основную группу являлись возраст 7–9 лет и клинические проявления ПТСР; критериями исключения — возраст до 7 лет и старше 9 лет, отсутствие ребенка в регионе во время активных боевых действий и наличие признаков ПТСР, этиология которого не связана с военными действиями (насилие в семье, автомобильная авария и т. д.). В группу сравнения отбирались дети со следующими характеристиками: возраст от 7 до 9 лет включительно, отсутствие ребенка в регионе во время активных боевых действий, отсутствие признаков ПТСР любой этиологии.

Выборку детей с ПТСР осуществляли методами интервьюирования родителей, направленного на выявление признаков посттравматического стресса у детей, и медико-психологического тестирования детей, а также на основании заключений психиатра.

Исследование проводили с получением письменного информированного согласия родителей/опекунов каждого ребенка и разрешения межвузовского этического комитета.

Электрофизиологические показатели кровообращения мозга определяли методом РЭГ с применением 6-канального реографа-полианализатора «Реан-Поли» (ООО НПКФ «Медиком МТД», г. Таганрог) в два этапа: «фон» и «умственная нагрузка» (устный счет, решение математических примеров в уме). Показатели РЭГ отслеживали в четырех отведениях: фронто-мастоидальных левого и правого полушарий (FM-L и FM-R соответственно), бифронтальном (FF) и бимастоидальном (MM). В число изучавшихся параметров РЭГ входили реографический индекс (РИ), индекс венозного оттока (ИВО), показатель периферического сопротивления сосудов (ППСС), время распространения пульсовой волны (ВРПВ), диастолический индекс (ДСИ), дикротический индекс (ДКИ) и модуль упругости (МУ).

Статистическая обработка результатов проведена в операционной системе Windows XP с использованием программ Microsoft Office Excel 7.0 и Statistica 10.0 (StatSoft, США). Количественные признаки характеризовали с помощью расчета медианы (Me) и квартилей (Q1; Q3), а также среднего арифметического значения и среднего квадратичного отклонения (M ± σ). Для оценки различий в альтернативных выборках в связи с распределением показателей, отличным от нормального, использовали U-критерий Манна — Уитни. Статисти­ческую значимость результатов устанавливали при р < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ
Сравнительная оценка показателей РЭГ без умственной нагрузки в двух сформированных группах позволила выявить особенности церебрального кровотока в бассейне внутренних сонных артерий у детей младшего школьного возраста с ПТСР в состоянии покоя (табл. 1).

Таблица 1
Показатели церебрального кровотока в бассейне внутренних сонных артерий в состоянии покоя у детей 7–9 лет


Показатели Основная группа (n = 123) Группа сравнения (n = 111)
FM­L FM­R FM­L FM­R
РИ, Ом:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
0,178 ± 0,060
0,175 (0,165; 0,183)
0,188 ± 0,016
0,187 (0,175; 0,198)
0,183 ± 0,090
0,175 (0,166; 0,184)
0,192 ± 0,002
0,191 (0,176; 0,207)
ИВО, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
24,15 ± 3,30**
23,76 (21,56; 26,86)
23,19 ± 3,15**
22,98 (21,34; 25,43)
21,09 ± 2,49
21,05 (19,06; 22,67)
19,88 ± 2,51
19,45 (17,89; 21,45)
ППСС, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)  
76,08 ± 2,26**
76,45 (74,54; 77,45)
75,07 ± 2,10**
75,34 (73,45; 76,54)
74,29 ± 3,16
74,11 (71,99; 76,95)
73,72 ± 2,87
73,45 (71,34; 75,67)
ВРПВ, мс:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)  
111,19 ± 5,17**
110,54 (107,54; 114,56)
114,16 ± 4,87**
114,34 (110,45; 117,65)
123,09 ± 6,79
124,54 (117,67; 128,43)
124,33 ± 5,89
125,45 (119,32; 128,76)
ДСИ, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)  
64,73 ± 1,93
64,87 (63,45; 65,98)
64,91 ± 1,83
64,97 (63,45; 65,89)
64,33 ± 2,34
64,55 (62,86; 65,45)
65,05 ± 2,15
65,15 (63,86; 66,43)
ДКИ, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)  
64,94 ± 2,03
64,78 (63,43; 66,11)
64,73 ± 1,86*
64,55 (63,42; 65,47)
64,51 ± 2,89
64,34 (62,88; 65,87)
63,90 ± 3,20
63,76 (62,12; 65,45)
МУ, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3
17,12 ± 1,24**
17,23 (16,22; 18,11)
16,15 ± 1,08**
16,23 (15,34; 16,74)
16,17 ± 1,37
15,88 (15,11; 17,23)
15,53 ± 0,96
15,44 (15,05; 16,25)

Примечания.
1. В таблице 1 и далее: FM-L и FM-R — фронто-мастоидальные отведения левого и правого полушарий соответственно; ВРПВ — время распространения пульсовой волны; ДКИ — дикротический индекс; ДСИ — диастолический индекс; ИВО — индекс венозного оттока; МУ — модуль упругости; ППСС — показатель периферического сопротивления сосудов; РИ — реографический индекс.
2. Знаком (*) отмечены статистически значимые различия с аналогичным показателем в группе сравнения: (*) — р < 0,05; (**) — р < 0,01 (U-критерий Манна — Уитни).

Средние значения ИВО как в FM-L, так и в FM-R у детей с ПТСР были статистически значимо выше, чем у детей группы сравнения (р < 0,01): в FM-L у детей с ПТСР он превышал показатель в группе сравнения на 14,5%, а в FM-R — на 16,6% (см. табл. 1).

Показатель ППСС также статистически значимо преобладал у детей с ПТСР: в основной группе в FM-L и FM-R он составил 76,08 ± 2,26% и 75,07 ± 2,10% соответственно, тогда как в группе сравнения — 74,29 ± 3,16% и 73,72 ± 2,87% (в обоих случаях p < 0,01) (см. табл. 1).

ВРПВ во фронто-мастоидальных отведениях у детей основной группы было статистически значимо меньше, чем в группе сравнения (p < 0,01): в левом полушарии показатель основной группы оказался на 9,7% ниже, чем у детей без ПТСР, в правом — на 8,2% (см. табл. 1).

ДКИ в FM-R у детей основной группы составил 64,73 ± 1,86% и статистически значимо превзошел аналогичный показатель у детей без ПТСР (р < 0,05), тогда как разницы средних показателей ДКИ в FM-L при сравнении двух групп обнаружено не было (р > 0,05) (см. табл. 1).

Зарегистрировано статистически значимое преобладание показателей МУ в бассейне внутренних сонных артерий в обоих полушариях головного мозга у детей основной группы (р < 0,01). Средние значения РИ и ДСИ в исследуемом бассейне у детей с наличием и отсутствием ПТСР не имели статистически значимых различий (р > 0,05) (см. табл. 1).

Результаты анализа показателей церебрального кровотока в отведениях FF и MM в состоянии покоя у младших школьников сравниваемых групп приведены в таблице 2.

Таблица 2
Показатели церебрального кровотока во фронтальном и мастоидальном бассейнах в состоянии покоя у детей 7–9 лет


Показатели Основная группа (n = 123) Группа сравнения (n = 111)
FF MM FF MM
РИ, Ом:
М ± σ
Ме (Q1; Q3
0,220 ± 0,020
0,222 (0,204; 0,237)
0,191 ± 0,010**
0,195 (0,176; 0,203)
0,236 ± 0,020
0,236 (0,218; 0,253)
0,159 ± 0,010
0,157 (0151; 0,168)
ИВО, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3
23,46 ± 2,86**
23,11 (21,34; 25,43)
25,04 ± 2,29
24,65 (23,45; 26,84)
18,90 ± 1,67
18,76 (17,84; 19,61)
24,68 ± 2,09
24,54 (23,12; 25,67)
ППСС, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3
76,08 ± 1,35**
76,08 (75,14; 76,94)
76,58 ± 1,46
76,54 (75,56; 77,45)
73,95 ± 1,29
73,98 (73,14; 74,65)
76,46 ± 1,48
76,45 (75,23; 77,45)
ВРПВ, мс:
М ± σ
Ме (Q1; Q3
121,98 ± 3,65**
122,34 (120,87; 123,76)
108,85 ± 3,76**
108,53 (106,45; 111,23)
131,13 ± 3,97
131,67 (127,12; 133,51)
115,84 ± 2,68
115,76 (114,03; 117,65)
ДСИ, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3
64,46 ± 1,69
64,65 (63,43; 65,45)
69,93 ± 3,89
69,06 (66,56; 72,87)
63,83 ± 1,66
64,04 (62,56; 65,19)
70,11 ± 3,38
70,34 (66,11; 72,82)
ДКИ, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3
62,69 ± 1,65*
62,56 (61,45; 63,56)
65,94 ± 2,01
65,55 (64,32; 67,34)
61,81 ± 1,96
61,96 (60,34; 62,98)
66,17 ± 1,67
66,09 (65,12; 67,34)
МУ, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3
16,86 ± 1,27**
16,96 (16,04; 17,67)
15,08 ± 1,07
15,23 (14,36; 15,67)
15,47 ± 0,94
15,43 (14,95; 16,11)
14,83 ± 1,17
15,11 (14,23; 15,62)

Примечания.
1. В таблице 2 и далее: FF — бифронтальное отведение; MM — бимастоидальное отведение.
2. Знаком (*) отмечены статистически значимые различия с аналогичным показателем в группе сравнения: (*) — р < 0,05; (**) — р < 0,01 (U-критерий Манна — Уитни).
У детей с ПТСР в MM-отведении зарегистрировано статистически значимое преобладание РИ: в сопоставлении с показателем в группе сравнения его рост составил 20,1% (р < 0,01). При этом в основной группе самый низкий уровень кровенаполнения отмечен в FM-L (0,178 ± 0,060 Ом), тогда как в группе сравнения — в бимастоидальной области (0,159 ± 0,01 Ом) (см. табл. 1, 2).

Среднее значение ИВО в FF-бассейне у детей основной группы было на 24,1% выше показателя в группе сравнения (р < 0,01). Среднее значение ППСС в FF-отведении на 2,9% превосходило показатель в группе сравнения (р < 0,01). Кроме того, в этом же отведении в основной группе преобладали средние показатели ДКИ (р < 0,05) и МУ (р < 0,01) (см. табл. 2).
Одновременно в основной группе зарегистрировано статистически значимое (р < 0,01) уменьшение ВРПВ в обоих бассейнах (в FF — на 6,98%, в MM — на 6,0%). Статистически значимых различий между значениями ДСИ у детей сравниваемых групп не выявлено (р > 0,05) (см. табл. 2).

Особенности изменения показателей мозгового крово­обращения при умственной нагрузке у младших школьников с наличием и отсутствием ПТСР представлены в таблице 3. Реакция исследуемых параметров РЭГ на умственную нагрузку у детей сравниваемых групп в процентах от фоновых значений приведена в таблице 4.

Таблица 3
Показатели церебрального кровотока при умственной нагрузке у младших школьников


Показатели FM­L FM­R FF MM
Основная группа (n = 123)
РИ, Ом:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
0,152 ± 0,009**
0,154 (0,145; 0,157)
0,161 ± 0,01**
0,159 (0,154; 0,167)
0,189 ± 0,02**
0,191 (0,189; 0,206)
0,179 ± 0,01*
0,168 (0,162; 0,176)
ИВО, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
30,63 ± 3,11**
30,54 (28,45; 32,76)
29,43 ± 3,05**
29,11 (27,24; 31,56)
25,28 ± 2,26*
25,24 (23,53; 26,57)
31,39 ± 3,62**
32,56 (28,45; 34,34)
ППСС, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
78,12 ± 1,97**
78,04 (76,55; 78,95)
77,65 ± 1,77**
77,55 (76,45; 78,45)
78,28 ± 2,06**
78,22 (76,56; 79,09)
78,95 ± 2,35**
78,43 (77,11; 81,04)
ВРПВ, мс:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
109,89 ± 4,15
109,34 (107,45; 111,87)
109,94 ± 3,44*
109,34 (107,65; 112,34)
119,40 ± 3,18*
120,45 (117,23; 121,54)
106,72 ± 2,66*
106,76 (104,56; 108,54)
ДСИ, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
64,99 ± 1,69
65,11 (64,04; 66,23)
65,18 ± 1,53
65,33 (64,22; 66,23)
64,74 ± 1,51
62,12 (63,87; 65,67)
70,32 ± 3,64
70,34 (67,56; 72,96)
ДКИ, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
65,17 ± 1,94
65,24 (63,66; 66,43)
64,41 ± 1,82
64,32 (63,23; 65,44)
62,40 ± 1,28
62,34 (61,45; 62,98)
66,06 ± 1,91
65,66 (65,11; 67,34)
МУ, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
18,32 ± 1,39*
18,23 (17,34; 19,33)
18,19 ± 1,56**
18,11 (16,74; 19,34)
17,97 ± 1,21*
17,95 (17,33; 18,76)
16,89 ± 1,42**
16,56 (15,67; 17,97)
Группа сравнения (n = 111)
РИ, Ом:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
0,161 ± 0,09**
0,162 (0,157; 0,165)
0,172 ± 0,01**
0,174 (0,164; 0,183)
0,208 ± 0,02**
0,206 (0,205; 0,222)
0,141 ± 0,01**
0,142 (0,136; 0,152)
ИВО, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
27,13 ± 4,69**
28,09 (23,45; 30,34)
25,97 ± 4,26**
25,56 (22,87; 29,45)
23,81 ± 3,08**
23,65 (21,54; 26,23)
32,35 ± 3,72**
33,11 (29,04; 34,88)
ППСС, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
75,53 ± 2,87
75,67 (73,73; 77,56)
73,18 ± 2,44
73,14 (71,34; 74,52)
74,34 ± 1,39
74,33 (73,34; 75,23)
76,70 ± 1,67
76,56 (75,65; 77,67)
ВРПВ, мс:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
121,03 ± 5,33
122,34 (117,67; 124,34)
121,68 ± 4,03
122,34 (119,32; 123,65)
129,91 ± 3,58
130,87 (127,65; 132,34)
113,86 ± 1,97*
113,45 (112,34; 114,98)
ДСИ, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
64,54 ± 2,13
64,56 (62,98; 65,76)
65,38 ± 1,78
65,34 (64,12; 66,45)
64,01 ± 1,64
64,32 (62,78; 65,34)
70,37 ± 3,37
70,84 (67,89; 72,45)
ДКИ, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
64,78 ± 2,76
64,87 (63,23; 65,88)
63,43 ± 2,94
63,43 (61,76; 65,23)
62,12 ± 1,83
62,33 (61,23; 63,34)
65,51 ± 1,47
65,43 (64,34; 66,34)
МУ, %:
М ± σ
Ме (Q1; Q3)
17,11 ± 1,68*
16,73 (15,67; 18,43)
16,56 ± 1,57*
16,33 (15,34; 17,63)
16,51 ± 1,28*
16,29 (15,43; 17,23)
15,64 ± 1,09*
15,61 (15,11; 16,33)

Знаком (*) отмечены статистически значимые отличия от фоновых значений: (*) — р < 0,05; (**) — р < 0,01 (U-критерий Манна — Уитни).

Таблица 4
Реакция параметров реоэнцефалограммы исследуемых групп на умственную нагрузку (% от фоновых значений)


Показатели Отведения
FM­L FM­R FF MM
основная группа группа сравнения основная группа группа сравнения основная группа группа сравнения основная группа группа сравнения
РИ –14,6** –12,0** –14,4** –10,4** –14,1** –11,9** –6,3* –11,3**
ИВО 26,8** 28,6** 26,9** 30,6** 7,8* 25,9** 25,4** 31,1**
ППСС 2,7** 1,7 3,4** –0,7 2,9** 0,5 3,1** 0,3
ВРПВ –1,2 –1,7 –3,7* –2,1 –2,1* –0,9 –2,0* –1,7*
ДСИ 0,4 0,3 0,4 0,5 0,4 0,3 0,6 0,4
ДКИ 0,4 0,4 –0,5 –0,7 –0,5 0,5 0,2 –1,0
МУ 7,0* 5,8* 12,6** 6,6* 6,6* 6,7* 12,0** 5,5*

Знаком (*) отмечены статистически значимые реакции параметров реоэнцефалограммы на нагрузку: (*) — р < 0,05; (**) — р < 0,01 (U-критерий Манна — Уитни).

Обнаружено статистически значимое снижение значений РИ во всех исследуемых бассейнах обеих групп. Наименьшее снижение РИ отмечено у детей с ПТСР в MM-области: на 6,3% (р < 0,05), тогда как в трех других отведениях основной группы — на 14,1–14,6% (р < 0,01), в группе сравнения — на 10,4–12,0% (р < 0,01) (см. табл. 4).

Обращает на себя внимание то, что ИВО существенно меньше реагирует на нагрузку у детей с ПТСР в FF-области (на 7,8%, p < 0,05), различия прослеживаются в сравнении как с другими регистрируемыми отведениями в основной группе, так и со всеми отведениями в группе сравнения (во всех названных случаях при сопоставлении с фоновыми значениями p < 0,01) (см. табл. 4).

При нагрузке у детей с ПТСР статистически значимо (р < 0,05) снизились значения ВРПВ в FM-R, FF и ММ; следует отметить, что ВРПВ в FM-L не изменилось (р > 0,05) (см. табл. 4).
Уровень ППСС в группе сравнения ни в одном из исследуемых отведений при нагрузке не изменился, тогда как в основной группе отмечен статистически значимый (р < 0,01) рост во всех отведениях (наибольшие изменения у детей с ПТСР коснулись отведения FM-R, где наблюдалось увеличение на 3,4%) (см. табл. 4).

У детей основной группы при нагрузке произошло статистически значимое повышение МУ по сравнению с фоновыми значениями: в бассейне внутренних сонных артерий слева на 7,0% (р < 0,05), справа на 12,6% (р < 0,01), в FF на 6,6% (р < 0,05) и в ММ на 12,0% (р < 0,01). В группе сравнения по всем отведениям обнаружен статистически значимый рост (р < 0,05) (см. табл. 4).
Как видно из таблицы 4, значения ДКИ и ДСИ у младших школьников обеих групп при выполнении нагрузки статистически значимо не изменялись (р > 0,05).

ОБСУЖДЕНИЕ
Анализ результатов РЭГ позволил определить особенности мозговой гемодинамики у детей младшего школьного возраста, находившихся в ТЖС, связанной с военным конфликтом, с развившимся в связи с этим ПТСР. Данные особенности характеризовались статистически значимым уменьшением ВРПВ и повышением ИВО относительно показателей в группе сравнения, что свидетельствовало о повышенном тонусе крупных артерий и вен и о затруднении венозного оттока.

Кроме того, у детей основной группы зарегистрировано статистически значимое повышение ППСС, который, по мнению ряда авторов, отражает степень нервно-эмоционального напряжения[1, 6], и значений МУ. Полученные данные могут иметь связь со снижением упруго-эластических свойств сосудов крупного и среднего калибра головного мозга и указывать на формирование функциональных нарушений внутричерепного кровотока.

Отмеченное в основной группе статистически значимое увеличение ДКИ указывает на повышенный тонус сосудов микроциркуляторного русла и нарушение оттока крови из артерий в венулы.

В отличие от группы детей, выезжавших за пределы региона во время активных боевых действий, в основной группе выявлен напряженный характер адаптации мозгового кровообращения к умственной нагрузке, проявлявшийся в увеличении совокупного просвета сосудов во всех бассейнах (с наибольшей выраженностью в бассейне задних мозговых артерий), а также в уменьшении ВРПВ в бассейне передних мозговых артерий. Кроме того, отмечено статистически значимое повышение тонуса крупных артерий и вен у детей с ПТСР в ответ на умственную нагрузку.

Выявленные нарушения могут лежать в основе проблем обучаемости детей младшего школьного возраста с ПТСР, снижения работоспособности и повышения заболеваемости.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
У детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, с развившимся посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) в результате повышения церебрально-эрготропных влияний отмечаются напряжение механизмов регуляции тканевого кровотока, склонность к ангиоспастическим реакциям и снижение реактивности, что связано с повышенным риском формирования цереброваскулярной патологии.

Выявленное состояние церебральной гемодинамики может быть обусловлено повышенной психоэмоциональной нагрузкой на детский организм в результате роста метаболических потребностей головного мозга под воздействием стрессового фактора, а также особенностями нейроонтогенеза в рассматриваемом возрастном периоде.

Определение показателей реоэнцефалограммы может способствовать принятию своевременных мер по оптимизации мозгового кровотока, влияющего на уровень и степень устойчивости функционального состояния нервной системы детей, находившихся в стрессовой ситуации. Решение проблемы регуляции гемодинамики при ПТСР или некоторых ее аспектов может помочь в определении стратегии, направленной на коррекцию отклонений в психофункциональном развитии этих детей. Важно подчеркнуть, что оценка адаптации ЦНС детей, которые пережили сильнейший эмоциональный стресс, не должна ограничиваться данными психологической оценки, необходимо учитывать также параметры мозгового кровообращения как в покое, так и при умственной нагрузке.

Исследование показало, что нейрофизиологические нарушения особенно остро проявляются среди детей, длительно находившихся в стрессовой ситуации (в данной работе — в условиях боевых действий), а под влиянием возрастных нагрузок такие нарушения могут усугубиться. Все это диктует необходимость медико-реабилитационного сопровождения детей с ПТСР.

Особенности церебрального кровотока у младших школьников, оказавшихся в экстремальных условиях
6 Декабря 11:00
ЛИТЕРАТУРА
  1. Долецкий А.Н. Нейрофизиологические механизмы адаптивного биоуправления и пути повышения его эффективности: Дис. … докт. мед. наук. Волгоград, 2013. 300 с. [Doletskii A.N. Neirofiziologicheskie mekhanizmy adaptivnogo bioupravleniya i puti povysheniya ego effektivnosti: Dis. … dokt. med. nauk. Volgograd, 2013. 300 s. (in Russian)]
  2. Martínez L., Prada E., Satler C., Tavares M.C.H., Tomaz C. Executive Dysfunctions: The role in attention deficit hyperactivity and post-traumatic stress neuropsychiatric disorders. Front. Psychol. 2016; 7: 1230. DOI: 10.3389/fpsyg.2016.01230
  3. «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»: Федеральный закон от 24.07.1998 № 124-ФЗ (ред. от 18.04.2018). URL: http://legalacts.ru/doc/federalnyi-zakon-ot-24071998-n-124-fz-ob/ (дата обращения — 12.05.2018). [‘Ob osnovnykh garantiyakh prav rebenka v Rossiiskoi Federatsii’: Federal'nyi zakon ot 24.07.1998 № 124-FZ (red. ot 18.04.2018). (in Russian)]
  4. Филатова О.В., Сидоренко А.А. Возрастные и половые особенности гемодинамических характеристик артерий головного мозга. Acta Biologiсa Sibirica. 2015; 1(3–4): 199–243. URL: http://dx.doi.org/10.14258/abs.v1i3-4.922 (дата обращения — 11.05.2018). [Filatova O.V., Sidorenko A.A. Vozrastnye i polovye osobennosti gemodinamicheskikh kharakteristik arterii golovnogo mozga. Acta Biologisa Sibirica. 2015; 1(3–4): 199–243. (in Russian)]
  5. Елохова Ю.А. Особенности биоэлектрической активности и гемодинамики головного мозга у детей, занимающихся дайвингом: Дис. … канд. биол. наук. Омск, 2014. 190 с. [Elokhova Yu.A. Osobennosti bioelektricheskoi aktivnosti i gemodinamiki golovnogo mozga u detei, zanimayushchikhsya daivingom: Dis. … kand. biol. nauk. Omsk, 2014. 190 s. (in Russian)]
  6. Мелькова Л.А., Федотов Д.М., Багрецова Т.В. Сравнительный анализ состояния церебрального кровотока у детей 7–14 лет с синдромом дефицита внимания и гиперактивности. Вестник Северного (Арктического) федерального университета. Сер.: Медико-биологические науки. 2014; 4: 16–25. [Mel'kova L.A., Fedotov D.M., Bagretsova T.V. Sravnitel'nyi analiz sostoyaniya tserebral'nogo krovotoka u detei 7–14 let s sindromom defitsita vnimaniya i giperaktivnosti. Vestnik Severnogo (Arkticheskogo) federal'nogo universiteta. Ser.: Mediko-biologicheskie nauki. 2014; 4: 16–25. (in Russian)]
  7. Глозман Ж.М. Нейропсихология детского возраста. М.: Академия; 2009. 272 с. [Glozman Zh.M. Neiropsikhologiya detskogo vozrasta. M.: Akademiya; 2009. 272 s. (in Russian)]
  8. Яруллин Х.Х. Клиническая реоэнцефалография. М.: Медицина; 1983. 217 с. [Yarullin Kh.Kh. Klinicheskaya reoentsefalografiya. M.: Meditsina; 1983. 217 s. (in Russian)]
  9. Животова В.А. Сравнительный анализ реоэнцефалографических показателей детей в норме и при минимальных мозговых дисфункциях: Автореф. дис. … канд. биол. наук. Ростов н/Д; 2011. 26 с. [Zhivotova V.A. Sravnitel'nyi analiz reoentsefalograficheskikh pokazatelei detei v norme i pri minimal'nykh mozgovykh disfunktsiyakh: Avtoref. dis. … kand. biol. nauk. Rostov n/D; 2011. 26 s. (in Russian)]
  10. Tian F., Yennu A., Smith-Osborne A., Gonzalez-Lima F., North C.S., Liu H. Prefrontal responses to digit span memory phases in patients with post-traumatic stress disorder (PTSD): a functional near infrared spectroscopy study. Neuroimage Clin. 2014; 4: 808–19. DOI: 10.1016/j.nicl.2014.05.005

Партнеры