Научно-практический медицинский рецензируемый журналISSN 1727-2378
Ru
En

Перекисное окисление липидов у детей с вегетативной дисфункцией в различных климатогеографических условиях

DOI:10.31550/1727-2378-2018-149-5-42-46
Библиографическая ссылка: Щербакова М. Ю., Артыкова Т. К. Перекисное окисление липидов у детей с вегетативной дисфункцией в различных климатогеографических условиях // Доктор.Ру. 2018. № 5 (149). С. 42–46.
Перекисное окисление липидов у детей с вегетативной дисфункцией в различных климатогеографических условиях
10 Августа 10:44

Цель исследования: изучить влияние климатических факторов на состояние перекисного окисления липидов (ПОЛ) и антиоксидантной защиты у детей с синдромом вегетативной дистонии (СВД), проживающих в условиях равнины и среднегорья, для обоснования медикаментозной терапии.

Дизайн: сравнительное исследование.

Материалы и методы: обследованы 319 детей с СВД в возрасте от 5 до 15 лет, 165 из которых проживают в равнинном регионе Таджикистана (г. Душанбе) и 154 — в среднегорном (Айнинский район Согдийской области). Изучены уровни диеновых конъюгатов (ДК), малонового диальдегида (МДА), глутатионпероксидазы (ГП) и активность каталазы (АК) в сыворотке крови по методу И. Д. Стальной (1975).

Результаты: у детей из равнинного региона выявлено повышение уровня ДК, из среднегорного — МДА и ДК. Изменения ПОЛ происходили на фоне значительного снижения показателей АК и ГП. Наиболее выраженные нарушения отмечены у жителей равнины с ваготоническим типом дистонии и у жителей среднегорья с симпатикотоническим типом. Эти особенности необходимо учитывать при назначении антиоксидантной терапии.

Заключение: детям с ваготоническим типом дистонии, проживающим в условиях равнины, надо назначать антиоксиданты, улучшающие мозговое кровообращение, а детям с симпатикотонией, проживающим в условиях среднегорья, — препараты с антигипоксическим эффектом.

Щербакова Марина Юрьевна — профессор кафедры детской кардиологии факультета повышения квалификации медицинских работников Медицинского института ФГАОУ ВО РУДН, д. м. н., профессор. 125438, г. Москва, 3­й Лихачевский пер., д. 2б (ГБУЗ ДИКБ № 6 ДЗМ). E-­mail: shcherbakova732@gmail.com 

Артыкова Тахмина Каримджоновна — аспирант кафедры детских болезней № 2 ТГМУ им. Абуали ибни Сино. 734003, Республика Таджикистан, г. Душанбе, пр­т Рудаки, д. 139. E-­mail: tahmina_artikova@mail.ru

Вегетативные нарушения являются одной из актуальных проблем в педиатрии, что связано с их широкой распространенностью, трудностью диагностики, высоким риском трансформации в хронические заболевания[1–3]. Для больных с вегетативными дисфункциями характерна компенсированная активация перекисного окисления липидов (ПОЛ), играющая важную роль в формировании метаболических, функциональных и структурных нарушений органов и систем организма[3, 4]. Накопление в клеточных мембранах продуктов ПОЛ меняет их структуру и приводит к изменению функциональной активности клеток[5]. Поскольку все функции клетки осуществляются с энергетическими затратами, блокирование выработки энергии влечет за собой быструю гибель клетки; в конечном счете это отражается на защитно-­приспособительных реакциях организма на клеточном уровне, для которых характерна возможность выхода из­-под контроля (в определенных условиях) гомеостатических систем[5, 6]. Постоянное проживание в горной местности, где на растущий организм, наряду с высотой, гипобарической гипоксией, высокой инсоляцией, воздействует еще и ряд абиотических факторов, сопровождается изменениями адаптационных механизмов и активацией транспортных систем, регулируемых симпатическим отделом вегетативной нервной системы[7–9]. Норадреналин и адреналин через систему внутриклеточных посредников активируют ключевой фермент расщепления гликогена — фосфорилазу, включая тем самым в борьбу за кислород и механизмы анаэробного гликолиза[10–13]. В результате увеличивается скорость поэтапной доставки кислорода, повышается интенсивность окислительных процессов и ослабляются механизмы антиоксидантной защиты (АОЗ).
Целью исследования явилось изучение влияния климатических факторов на состояние перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты у детей с синдромом вегетативной дистонии (СВД), проживающих в условиях равнины и среднегорья, для обоснования медикаментозной терапии.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ
Работа проведена в отделении кардиоревматологии Национального медицинского центра Республики Таджикистан (г. Душанбе) на базе кафедры детских болезней № 2 Таджикского государственного медицинского университета имени Абуали ибни Сино (заведующий кафедрой — профессор Исмаилов К. И.) в период 2012–2017 гг.
Под наблюдением находились 319 детей с СВД в возрасте от 5 до 15 лет, проживающих в разных регионах Таджикистана: в условиях равнины (750–930 м над уровнем моря, г. Душанбе) и среднегорья (1600–1800 м над уровнем моря, Айнинский район Согдийской области).

Критериями включения в исследование являлись возраст от 5 до 15 лет и наличие СВД с клиническими проявлениями в виде кардиалгий и гипервентиляционного синдрома. Из исследования исключались дети с выраженными нарушениями ритма или проводимости (мерцательная аритмия, пароксизмальные формы тахиаритмий и др.), с пороками сердца и наличием тяжелых сопутствующих заболеваний бронхолегочной системы.

Дети, проживающие в условиях равнины (n = 165), составили первую группу; среди них 79 человек были с ваготоническим типом СВД, 35 — с симпатикотоническим, 51 ребенок — со смешанным типом дистонии. Дети, проживающие в условиях среднегорья (n = 154), вошли во вторую группу; в их числе было 59 детей с ваготоническим типом СВД, 43 ребенка — с симпатикотоническим, 52 — со смешанным типом. Контрольные группы представляли дети без вегетативных нарушений, проживающие в условиях равнины (n = 70) и среднегорья (n = 70).

Оценка состояния ПОЛ и АОЗ основывалась на определении содержания диеновых конъюгатов (ДК), малонового диальдегида (МДА), глутатионпероксидазы (ГП) и активности каталазы (АК) в сыворотке крови. Содержание МДА в сыворотке крови определяли по методу И. Д. Стальной.

Статистические данные обрабатывали с помощью пакета прикладных программ Statistica версии 6.0 (StatSoft Inc., США). Для сравнения количественных признаков двух независимых групп использовали непараметрический метод — расчет U-­критерия Манна — Уитни; трех и более групп — метод ANOVA Краскела — Уоллиса. Качественные параметры оценивали в абсолютных и относительных величинах (%). Для сравнения качественных признаков в двух независимых группах применяли критерий Пирсона — хи­-квадрат (χ2), в случае малых выборок — точный критерий Фишера; в множественных сравнениях использовали Q-­критерий Кохрена. Различия данных считали статистически значимыми при p < 0,05.
Протокол исследования одобрен локальным этическим комитетом Таджикского государственного медицинского университета имени Абуали ибни Сино.

РЕЗУЛЬТАТЫ
Исследование характеристик свободнорадикального окисления у детей с СВД, проживающих в равнине, выявило статистически значимое повышение уровня ДК при ваготоническом типе дистонии, который вырос с 0,41 ± 0,01 ммоль/л в возрасте 5–7 лет до 0,51 ± 0,02 ммоль/л в возрасте 12–15 лет, что в контрольной группе составило 0,39 ± 0,01 ммоль/л (p < 0,01) и 0,41 ± 0,07 ммоль/л (p < 0,01) соответственно. При этом уровень МДА у детей с ваготоническим типом СВД в возрасте 12–15 лет был ниже данного показателя в контрольной группе (0,71 ± 0,03 ммоль/л против 0,75 ± 0,01 ммоль/л; p < 0,01), но выше, чем при симпатикотоническом (0,61 ± 0,08 ммоль/л) и смешанном (0,67 ± 0,07 ммоль/л) типах дистонии (в обоих случаях р < 0,05) (табл. 1).

Таблица 1
Показатели перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты в сыворотке крови у жителей равнины (n = 165), ммоль/л

9_1.jpg

Примечание. В таблицах 1, 2: p — p-величина при сравнении между типами синдрома вегетативной дистонии; рК — при сравнении с контрольными показателями.

Изучение состояния АОЗ выявило тенденцию к снижению АК у детей с ваготоническим типом СВД с 210,43 ± 1,04 ммоль/л в возрасте 5–7 лет до 98,32 ± 1,01 ммоль/л в возрасте 12–15 лет. У 12–15-­летних детей с ваготоническим типом дистонии АК оказалась в 2,2 раза ниже, чем в контрольной группе, где она составила 213,26 ± 1,60 ммоль/л (p < 0,001). Снижение АК в 1,9 раза по сравнению с контрольным показателем у детей в возрасте 12–15 лет наблюдалось как при симпатикотоническом типе СВД (114,09 ± 2,02 ммоль/л; p < 0,001), так и при смешанном типе дистонии (111,52 ± 1,42 ммоль/л; p < 0,001) (см. табл. 1).

Наиболее низкие значения ГП (0,05 ± 0,02 ммоль/л) наблюдались у 12–15­-летних детей с ваготоническим и смешанным типами СВД; они статистически значимо отличались от данных, полученных у детей с симпатикотоническим типом дистонии (0,08 ± 0,01 ммоль/л; р < 0,05) и в контрольной группе (0,09 ± 0,04; p < 0,001). Следует отметить, что у детей в возрасте 5–7 лет показатель ГП при симпатикотоническом типе СВД (0,10 ± 0,02 ммоль/л) был выше, чем при ваготоническом (0,08 ± 0,03 ммоль/л) и смешанном (0,09 ± 0,01 ммоль/л) типах дистонии, но эти различия не достигали статистической значимости (в обоих случаях р > 0,05) (см. табл. 1).
У детей, проживающих в среднегорье, наиболее выраженные нарушения характеристик ПОЛ и АОЗ наблюдались в группе с симпатикотоническим типом СВД. У этих пациентов уже в возрасте 5–7 лет концентрации МДА в сыворотке крови (0,91 ± 0,10 ммоль/л) статистически значимо (p < 0,05) превышали таковые как в контрольной группе (0,72 ± 0,12 ммоль/л), так и у детей с ваготоническим и смешанным типами СВД (0,74 ± 0,09 и 0,77 ± 0,25 ммоль/л соответственно). В возрасте 12–15 лет показатель МДА увеличился у детей со всеми типами СВД, но оставался наибольшим в группе с симпатикотоническим типом, где его значения в 1,3 раза превышали контрольные данные (0,99 ± 0,03 ммоль/л против 0,74 ± 0,11 ммоль/л; p < 0,001) и были статистически значимо выше, чем при ваготоническом (0,79 ± 0,08 ммоль/л; p < 0,01) и смешанном (0,82 ± 0,07 ммоль/л; p < 0,01) типах дистонии (табл. 2).

Таблица 2
Показатели перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты в сыворотке крови у жителей cреднегорья (n = 154), ммоль/л

9_2.jpg

Рост уровня ДК относительно контрольных значений наблюдался с возраста 5–7 лет при симпатикотоническом типе СВД. При этом среди 5–7­-летних детей наиболее высокий показатель ДК выявлен в группе с симпатикотоническим типом СВД: 0,63 ± 0,02 ммоль/л против 0,41 ± 0,11 ммоль/л в контрольной группе (p < 0,01) и против 0,48 ± 0,03 и 0,44 ± 0,05 ммоль/л у детей с ваготоническим и смешанным типами СВД соответственно (в обоих случаях р < 0,001). По мере увеличения возраста уровни ДК повышались с сохранением наибольших значений у детей с симпатикотоническим типом дистонии. Так, в возрасте 12–15 лет у этих детей уровень ДК был статистически значимо выше, чем в группах с ваготоническим и смешанным типами СВД (0,75 ± 0,02 ммоль/л против 0,61 ± 0,01 и 0,69 ± 0,03 ммоль/л соответственно; в обоих случаях p < 0,001), а в сравнении с контрольным показателем (0,41 ± 0,07 ммоль/л) он был выше в 1,8 раза (p < 0,01) (см. табл. 2).

Наиболее низкие показатели АОЗ у детей, проживающих в среднегорье, также наблюдались при симпатикотоническом типе СВД. Так, в возрасте 12–15 лет АК у этих пациентов составила 174,32 ± 1,01 ммоль/л, что в 1,2 раза ниже контрольных данных (217,26 ± 1,06 ммоль/л; p < 0,001) и статистически значимо (p < 0,001) ниже, чем у детей с ваготоническим (191,09 ± 2,02 ммоль/л) и смешанным (181,52 ± 1,42 ммоль/л) типами СВД. Наиболее выраженные нарушения антиоксидантного состояния выявлены у детей 12–15 лет с симпатикотоническим и смешанным типами СВД: уровень ГП в обеих группах составил 0,05 ± 0,02 ммоль/л, продемонстрировав почти 3-­кратное снижение относительно контрольного показателя (0,14 ± 0,04 ммоль/л; p < 0,001). У детей того же возраста с ваготоническим типом СВД активность ГП (0,09 ± 0,01 ммоль/л) была в 1,5 раза ниже, чем в контрольной группе (p < 0,05) (см. табл. 2).

У детей из равнинного региона выявлено повышение уровня ДК, из среднегорного — МДА и ДК. Изменения ПОЛ происходили на фоне значительного снижения показателей АК и ГП.

Результаты исследования показали, что у детей с вегетативными дисфункциями, проживающих как в равнинных, так и в среднегорных регионах, увеличивается степень окисленности липидов сыворотки крови, повышается уровень ДК, у жителей среднегорья растет также уровень МДА, эти изменения сопровождаются значительным снижением таких показателей АОЗ, как АК и ГП. Среди детей, проживающих в условиях равнины, наиболее выраженные нарушения ПОЛ и АОЗ выявлены при ваготоническом типе СВД, а в условиях среднегорья — при симпатикотоническом типе. В связи с этим необходимо дифференцировать антиоксидантную терапию у данного контингента пациентов. У детей­-ваготоников — жителей равнины она должна проводиться с применением препаратов, нормализующих микроциркуляцию (гинкго двулопастного листьев экстракт, алкалоиды барвинка), а у симпатикотоников, проживающих в среднегорье, — с использованием препаратов, уменьшающих гипоксию (витамин Е, аскорбиновая кислота).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Наиболее выраженные нарушения перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты отмечаются у детей с ваготоническим типом синдрома вегетативной дистонии (СВД) из равнинных регионов и у детей с симпатикотоническим типом СВД из среднегорья. Необходим дифференцированный подход к назначению антиоксидантной терапии детям с СВД: пациентам с ваготоническим типом дистонии, проживающим в условиях равнины, следует назначать антиоксиданты, улучшающие мозговое кровообращение, а детям с симпатикотоническим типом, проживающим в условиях среднегорья, — антиоксиданты с антигипоксическим эффектом.

Перекисное окисление липидов у детей с вегетативной дисфункцией в различных климатогеографических условиях
10 Августа 10:44
ЛИТЕРАТУРА
  1. Григорьев К. И., Поважная Е. Л., Соловьева А. Л. Синдром вегетативной дистонии у детей и подростков. Мед. сестра. 2013; 7: 28–32. [Grigor'ev K.I., Povazhnaya E.L., Solov'eva A.L. Sindrom vegetativnoi distonii u detei i podrostkov. Med. sestra. 2013; 7: 28–32. (in Russian)]
  2. Козлова Л. В. Вегетативная дисфункция у детей и подростков. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2008. 96 с. [Kozlova L.V. Vegetativnaya disfunktsiya u detei i podrostkov. M.: GEOTAR-Media; 2008. 96 s. (in Russian)]
  3. Вейн А. М., Вознесенская Т. Г., Воробьева О. В., ред. Вегетативные расстройства: клиника, диагностика, лечение. М.: МИА; 2010. 637 с. [Vein A.M., Voznesenskaya T.G., Vorob'eva O.V., red. Vegetativnye rasstroistva: klinika, diagnostika, lechenie. M.: MIA; 2010. 637 s. (in Russian)]
  4. Порецкова Г. Ю., Печкуров Д. В., Емелина А. А. Некоторые функциональные особенности школьников в период адаптации к обучению. Мед. альманах. 2012; 5: 131–4. [Poretskova G.Yu., Pechkurov D.V., Emelina A.A. Nekotorye funktsional'nye osobennosti shkol'nikov v period adaptatsii k obucheniyu. Med. al'manakh. 2012; 5: 131–4. (in Russian)]
  5. Slemmer J.E., Shacka J.J., Sweeney M.I., Weber J.T. Antioxidants and free radical scavengers for the treatment of stroke, traumatic brain injury and aging. Curr. Med. Chem. 2008; 15(4): 404–14.
  6. Dikalov S.I., Ungvari Z. Role of mitochondrial oxidative stress in hypertension. Am. J. Physiol. Heart Circ. Physiol. 2013; 305(10): 1417–27. DOI: 10.1152/ajpheart.00089.2013.
  7. Лукьянова Л. Д. Молекулярные механизмы тканевой гипоксии и адаптация организма. Физиол. журн. 2003; 3 (49): 17–35. [Luk'yanova L.D. Molekulyarnye mekhanizmy tkanevoi gipoksii i adaptatsiya organizma. Fiziol. zhurn. 2003; 3(49): 17–35. (in Russian)]
  8. Борисенко О. В., Храмов В. В., Шпитальная В. П., Толстокоров С. А. Методика оптимизации пребывания человека в условиях среднегорья. Саратов. науч.-мед. журн. 2013; 9 (4): 684–6. [Borisenko O.V., Khramov V.V., Shpital'naya V.P., Tolstokorov S.A. Metodika optimizatsii prebyvaniya cheloveka v usloviyakh srednegor'ya. Saratov. nauch.-med. zhurn. 2013; 9(4): 684–6. (in Russian)]
  9. Сухова М. Г. Влияние экстремальных условий горного климата на адаптацию человека. Вестн. РУДН. Серия: Экология и безопасность жизнедеятельности. 2009; 1: 116–9. [Sukhova M.G. Vliyanie ekstremal'nykh uslovii gornogo klimata na adaptatsiyu cheloveka. Vestn. RUDN. Seriya: Ekologiya i bezopasnost' zhiznedeyatel'nosti. 2009; 1: 116–9. (in Russian)]
  10. Chaiban J.T., Bitar F.F., Azar S.T. Effect of chronic hypoxia on leptin, insulin, adiponectin and ghrelin. Metabolism. 2008; 57(8): 1019–22. DOI: 10.1016/j.metabol.2007.02.011.
  11. Sazontova T.G., Glazachev O.S., Bolotova A.V., Dudnik E.N., Striapko N.V., Bedareva I.V. et al. Adaptation to hypoxia and hyperoxia improves physical endurance: the role of reactive oxygen species and redox-signaling. Ross. Fiziol. Zh. im. I.M. Sechenova. 2012; 98(6): 793–807.
  12. Shaov M.T., Pshikova O.V. The control of oxygen tension in muscle tissue using bioeffective pulse-frequency generator neyroton-01. Eur. J. Nat. History. 2013; 6: 15–8.
  13. Вондимтека Т. Д., Шаов М. Т., Пшикова О. В. Изменение адаптационного потенциала организма в условиях высокогорья и субтропического климата под воздействием физических упражнений. Известия Самарского научного центра РАН. 2014; 16 (5): 291–4. [Vondimteka T.D., Shaov M.T., Pshikova O.V. Izmenenie adaptatsionnogo potentsiala organizma v usloviyakh vysokogor'ya i subtropicheskogo klimata pod vozdeistviem fizicheskikh uprazhnenii. Izvestiya Samarskogo nauchnogo tsentra RAN. 2014; 16(5): 291–4. (in Russian)]

Партнеры